Возникновение Гезлева

Рабов грузили в трюмы кораблей и увозили за море — в Турцию, на Ближний Восток, где их «за большую цену покупали чужеземные купцы, чтобы продать . сарацинам, персам, индусам, арабам .»[17]

Кого-то отправляли на галеры, кого-то на строитель­ство очередного дворца (кстати, многочисленные сооружения Гез­лёва тоже были построены рабами). Красивые девушки и дети могли попасть в гарем богача, даж

е самого султана. Но была ли их жизнь легче?

Правда, время от времени на легких лодочках — «чайках» — налетал на порт лихой отряд запорожцев-казаков и отбивал неволь­ников. В XVI веке черноморские походы казаков были обычным явлением. В 1575 году гетман князь Богдан Михайлович Ружицкий со своим войском высадился в Гёзлёве, захватил и разграбил город. В тот поход и в Константинополе взяли казаки «многие корысти». Между 1577 и 1581 годами запорожцы во главе с вой­сковым писарем Богуславцем серьезно потрепали турецкий гарни­зон в Гёзлёве. В 1588 году полторы тысячи казаков напали на крепость снова. Через 10 лет атаман Захар Кулага привел к стенам Гезлёва отряд в 800 человек. Казаки сначала дерзко захватили турецкий корабль и, высадившись ночью на берег, напали на город: освободили невольников, разграбили торговые лавки. В течение 1сего XVII века удачные походы запорожцев повторялись почти каждые десять лет. Подвижные казацкие отряды на суше, легкие быстрые лодки «чайки» — на море - наводили ужас на крепостной гарнизон. Современный турецкий историк так оценивал морские походы казаков: «Можно смело сказать, что во всем свете не найдётся людей более смелых… Опытные в морском деле люди рассказывают, что эта голь казацкая своей ловкостыо и отвагой в морских битвах страшнее всякого врага».

С развитием артиллерии и огнестрельного оружия Гезлёвская крепость начала терять значение оборонного укрепления. За её обветшалыми стенами можно было укрыться разве что от своих же соплеменников, рыскавших по степям в надежде на легкую разбой­ничью добычу, да от честолюбивых самозванцев — претендентов на власть. Во время феодальных смут и разбоев в Гёзлёве находил убежище крымский хан, оставляя на время Бахчисарай. Гиреи не были в этой турецкой крепости гостями. Административной и хо­зяйственной деятельностью города руководили ханские чиновники, отдавая в султанскую казну лишь таможенные налоги.

Постепенно Гёзлёв превратился в ремесленный город, кото­рый вел «знатнейшую торговлю». «Всего внутри и вне Гезлёва, — свидетельствовал Э. Челеби, — 670 лавок. Чего ни поже­лаешь из бесценных товаров, парчи или шелка со всего света — все это можно найти здесь». В городе было две с половиной тысячи домов, большей частью каменных, множество красивых мечетей, несколько караимских кенас, христианский храм, сотни лавок различного назначения, фабрики, несколько десятков кофеен, пять бань. Бани заслужили особого хвалебного слова турецкого путешественника: «Их здания, воздух и вода очень приятны, это радующие сердце светлые бани, услада души». В XVII веке в Геэлёве было два медресе - «пристанищ ученых-толкователей», пять школ для юношей и три текие дервишей, «из рода носящих рубище, мужей затворничества и экстаза». Славен был этот город и своими буза-хане, которых насчитывалось больше двух десят­ков. В них продавали хмельной напиток из перебродившего про­са — бузу, «чистейшую, прошедшую через искусные руки, темную и вкусную, как костный мозг». Город жил богато и весело. «Лица людей, — отметил Челеби, — в основном румяные». В 1593 году хан Гази-Гирей даже чеканил здесь монету и намеривался перене­сти в Гёзлёв столицу, да не успел: лишился престола.

Жилые кварталы города застраивались хаотично, потому и походили на замысловатый лабиринт со множеством кривых и темных улочек, тупиковых переулков, сплошных стен — дувалов. Имелось в этой хаотичности свое преимущество: чужаку нелегко было разобраться в их переплетениях, а от воров и грабителей многие улицы имели ворота, которые жители запирали на ночь. Внешне непритязательные, даже угрюмо-неприветливые строения укрывали за высокими заборами и глухими стенами веселую игру красок цветных окон-витражей, изящной, затейливой резьбы по дереву и камню, филигранной росписи стен. Вся жизнь обитателя восточного города протекала в скрытом от чужих глаз дворе, в изолированном от улицы доме. Вот уж где воистину «мой дом — моя крепость»! Двухэтажные каменные жилые дома горожан сред­него достатка состояли, как правило, из трех просторных комнат, расположенных буквой «Г». В нижнем, обычно полуподвальном этаже располагались хозяйственные помещения (сарай, кухня, по­греб), в верхнем — жилые комнаты. Комнаты со двора опоясы­вала деревянная галерея или терраса. Ее ярко разукрашенный карниз защищал от палящего летнего солнца. В холодное время дома отапливались при помощи жаровен. С галереи можно было войти в любую из комнат. В них почти не было мебели: вдоль стен низкие диваны со множеством ярких подушек, на уровне оконных перемычек — деревянные полки для домашней утвари. В центре мог стоять маленький переносной столик «курсе». Пол устилали циновки, войлочные кошмы, дорогие ковры — по дос­татку хозяина. Но даже в бедном доме всегда была одна самая нарядная комната — в ней принимали гостей.

Обширный двор с колодцем и хлебной печыо служил продол­жением дома. Вымощенный каменными плитами, засаженный те­нистыми деревьями и виноградными лозами, он сосредоточивал всю жизнь семьи с утра до вечера, особенно в теплое время года. Обще­ственные здания — кофейни, торговые лавки — порою расширяли свою территорию за счет пристройки открытых галерей во втором этаже. Такая галерея, опираясь на резные деревянные или камен­ные столбы, не сужала и без того по-восточному узенькие улицы, но вмещала разноязыкую и пеструю толпу местных жителей, приезжих торговцев, любознательных путешественников.

Трудное для произношения тюркское слово «Гёзлёв» рус­ские переиначили на свой лад и стали называть город «Козлов». В украинских песнях-думах, в русском устном творчестве не раз упоминается Козловский невольничий рынок, а в морских лоци­ях — Козловский маяк.

За время русско-турецких войн, которых в XVIII веке было несколько, город этот дважды завоевывали русские войска.

[1] Евпатория 2500, Симферополь – Ялта, МирИнформации, 2003. – с. 14

[2]Самоквасов Д. Я. Могилы Русской земли – М., 1908 – с.20

[3] Моисеев Л. А. Херсонесс Таврический и раскопки в Евпатории 1917г.// ИТУАК – 1918 – № 54 – С 252, 259.

[4] Евпатория – 2500 Симферополь-Ялта, МирИнформации, 2003- с. 18.

[5]. Евпатория – 2500 Симферополь-Ялта, МирИнформации, 2003- с. 18

[6] Êóòàéñîâ Â. À. Àíòè÷íûé ãîðîä Êåðêèíèòèäà – Ê., Íàóêîâà äóìêà, 1990. – с. 158.

[7] Кутайсов В. А. Античный город Керкенитида – с. 158.

[8] Страбон. География. VII. 4. Перевод и комментарии Г. А. Стратановского – М, 1984. – с. 285.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы