Возникновение Гезлева

Самыми древними обитателями Крымского полуострова, о которых известно из письменных источников, считаются кимме­рийцы. Они жили в эпоху перехода от бронзы к железу - В сере­дине III тысячелетия до н. э. их уже считали исчезнувшим наро­дом, память о котором хранили только легенды и географические названия: Киммерия, Боспор Киммерийский, селение Киммерик .

Следом за киммерийцами Крым заселили

тавры. По свиде­тельству древнегреческого историка Геродота, в VI—V веках до н. э. тавры занимали всю горную и прибрежную части полуос­трова — от Керкинитиды до Феодосии.

В районе Евпаторийского маяка, на западной окраине со­временной Евпатории, археологи открыли поселение древнейше­го народа нашего побережья. Кто это были?

Если отставить предположения о возможности прежних ци­вилизаций, то именно эти люди могли быть первыми жителями того благодатного кусочка земли, на котором со временем, после многих потрясений, набегов, войн, пожаров и паводков, возникнет Евпатория.

Глава 2

В те древние времена, о которых пойдет наш рассказ, окрестности Евпатории мало походили на современные ковыльные степи. В античные века в сухих ныне балках и оврагах текли реки, журчали ручьи. По их берегам зеленели заросли ольхи, вяза, граба, клена, можжевельника и земляничника. Шумели темные дубравы, к самому морю подступали сосновые рощи. В тени деревьев находили приют благородные олени и косули, волки и лисицы, барсуки и зайцы. По степи носились, пугая живность помельче, стада сайгаков и куланов. В теплых водах залива обитало множество всякой рыбы — от ставриды и крохотной хамсички до гигантских осетров. Во все времена эти богатства манили людей на западное побережье полуострова. Сюда заходил, преследуя дичь, охотник еще в каменном веке; его кремневые орудия время от .времени попадаются археологам. Сюда наведывались тавры — охотники и воины древнейшего из всех известных народов Тавриды. Они приходили сюда ненадолго и возвращались к себе под прикрытием горных круч и обрывов, не решаясь поселиться на непривычной для них равнине. Долго было ничейным песчаное побережье. Может быть, этим оно и приглянулось греческим мореплавателям, случайно заброшенным в тихую гавань будущей Керкинитиды.

Вот к необжитым берегам залива подходит несколько кораблей. Первым на необитаемую землю спускается архагет (глава общины) Каркин. В его руках огонь от священного очага Гестии (богини домашнего очага) из родного Милета. Крепкие привычные к работе юноши наскоро складывают новый очаг и раздувают в нем огонь. Отныне эта безлюдная земля станет их берегом, родиной их детей и внуков. Здесь будут поклоняться богам Эллады, по-гречески расписывать посуду и стены домов, от зари до зари работать в поле, выращивая пшеницу, ловить и солить рыбу. И разговаривать как в родной Ионии — неторопливо, цедя сквозь зубы слова и междометия. Такой манерой произношения отличались они от дорийцев, почти в то же время основавших Херсонес.

Что же заставило эллинов покинуть обжитые азиатские берега Эгейского моря? Беспросветная нужда, к которой привели разорительные набеги воинов царя Креза (того самого, чьи богатства с античных времен вошли в поговорку), фантастические рассказы омывавших на берегах Понта мореходов, жажда новых земель, подвигов, приключений? Сейчас никто не ответит на этот вопрос.

Но, вероятно, неспроста в середине V века до н. э. милетские греки заселяют берега Причерноморья, основывая апойкии (колонии) Феодосия, Нимфей, Тиритаки, Мирмекия, Керкинитида.

Первым делом юноши, возглавляемые Каркином, насыпали небольшой холм в центре поселения и поставили па нем святилище любимой своей богини. Ей, Артемиде Эфесской, приносили свои дары жители зарождающегося города. Затем они спланировали территорию по примеру родных греческих полисов (городов): выбрали место для агоры (площади рынков и собрании), наметили улицы, спланировали жилые кварталы. Но не хватало рабочих рук для активного строительства, и долго, лет 70, греки использовали в качестве жилищ вырытые в грунте землянки. В XIX—XX веках на месте бывшей Керкинитиды археологи находили предметы, подтверждающие, что когда-то здесь была довольно оживленная торговля. Горожане, по тогдашним меркам, считались состоятельными людьми.

Раскопки городища в 1917—1918 и в 1929 годах, которые проводил Л. А. Моисеев[3], а затем в 1950—1952 годах продолжила М. А. Наливкина, доказали, что на территории нашего города в начале VI века до н. э. действительно была основана Керкинитида.[4]

В 1959 году на западной окраине Евпатории в ходе раскопок обнаружена усадьба зажиточного городского жителя, внутри которой найдены скульптура амазонки и высеченное на камне изображение отдыхающего Геракла. Поскольку один из сыновей Геракла народной молвою был наречен Скифом и поселен в Тавриде, то и сам величайший из героев по праву считается покровителем нашего полуострова.

Человек издавна облюбовал эти места, и каждая эпоха оставляла здесь свои следы. К сожалению, значительная часть территории возможных археологических раскопок законсервирована: при Советской власти здесь велось интенсивное строительство без согласования с учеными. В результате оставлен под землей ценнейший памятник истории, предмет гордости жителей любой страны. Летопись античной Керкинитиды восстанавливается учеными по отдельным малым находкам и, конечно, по работам древних историков,

В первой книге «Истории» Геродот собрал и записал эти сведения, чтобы «минувшие события с течением времени не пришли в забвение, и великие и удивления достойные деяния как эллинов, так и варваров не остались в безвестности, в особенности же то, почему они вели войны друг с другом».

Драматические, вольнопередаваемые, а иногда и просто легендарные события, увековеченные «отцом истории», дают лишь приблизительные описания некоторых стран и земель. В их числе оказалась местность, похожая на сегодняшнюю Евпаторию, куда предприимчивые эллины — мореплаватели и торговцы — высаживались в надежде на лучшую долю.[5]

Отношения с племенами жителей гор — таврами — поначалу складывались мирно: торговали, обменивали привезенные из метрополии украшения и ткани, вино и оливковое масло, расписную посуду и оружие на кожу, пушнину, соль. На далекой родине высоко ценили засоленную в Керкинитиде осетрину. Ловили камбалу, морского карася и другую рыбу. Со специальной крупноячеистой сетью выходили на промысел трех-, четырехлетней кефали. В пищу шли крабы и моллюски: мидии, устрицы, морские гребешки. И все же главным источником дохода было земледелие. Никто не мешал переселенцам распахивать плодородные земли вдоль моря и выращивать злаки, чтобы потом выгодно продавать хлеб в Афинах. Благодаря экспорту зерна рос и богател город. Эллины начали обзаводиться семьями — брали в жены таврских девушек; из местного известняка они научились строить просторные двухэтажные каменные дома на греческий манер. Тогда-то, за пять веков до нашей эры, и родился город, названный именем своего основателя — легендарного Каркина.

Рассмотрим жизнь в одном из домов Керкинитиды. Хозяин (или привратник) встречает нас во внутреннем дворике, в центре которого стоит алтарь-святилище, а чуть поодаль — колодец с чистейшей литьевой водой и несколько пифосов, в которые собирали дождевую воду для мытья и стирки. Вход в жилище охраняет герма — статуя бога Гермеса. За стеной, в просторной кухне, переговаривается рабыни. Они готовят пищу на открытом очаге. Если вы пришли к хозяйке, вас проводят в гинекею (женскую часть дома). Пришедшего к хозяину ждут в андроне — специальной комнате для пиров и бесед. Го­стям предложат возлечь на ложе у небольшого столика. Рабы подадут угощение — соленую осетрину, фрукты, виноград .

Страница:  1  2  3  4  5  6  7 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы