Позиция Франции в отношении вторжения США в Ирак

Заработок на криптовалютах по сигналам. Больше 100% годовых!

Заработок на криптовалютах по сигналам

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно.

Обращайтесть в телеграм LegionCryptoSupport

Какие из упомянутых выше аргументов повлияли на политический курс французского правительства в определении стратегии по вопросу о войне против Ирака? На наш взгляд, все доводы заслуживают внимания.

Ж.Ширак рассматривал возможность прямого участия Франции в военных операциях вместе с США после того, как в ноябре 2002 г. американское правительство известило его о планируемых военных действиях

. 21 декабря Ж.Ширак направил в Пентагон одного из своих генералов с тем, чтобы обсудить вопрос о посылке на возможный театр военных действий 15-ти тысячный контингент и 100 военных самолетов. Однако французское правительство заявило, что окончательно примет решение только после 21 января 2003 г., даты первого отчета комиссии экспертов по разоружению Ирака в ООН. В Пентагоне французскому эмиссару ответили уклончиво, в том духе, что за месяц многое может измениться, но все же пообещали найти решение.

Действительно, за месяц все изменилось. Стало окончательно ясно, что США начнут войну в любом случае, какими бы ни были результаты экспертов, так как 19 января К. Пауэл, не консультируясь со своими западными партнерами, провозгласил, что заявления Багдада по поводу оружия массового уничтожения – это нагромождение лжи и Ирак нарушил резолюцию № 1441 ООН. Выступление госсекретаря США встревожило Елисейский дворец, Франция решила активизировать свою деятельность в ООН. Тем более, что ей представился для этого удобный случай: с января 2003 г. к ней перешла роль председателя СБ. Воспользовавшись ситуацией, Д. де Вильпэн предложил провести чрезвычайное заседание СБ по проблеме терроризма, во время которого на первое место выплыла проблема Ирака. Затем Д. де Вильпэн удачно использовал положение председателя, предоставляющее ему возможность единоличной пресс-конференции, во время которой впервые прозвучала угроза о том, что Франция может применить свое право вето в СБ. С этого момента, как отмечали журналисты, «лагерь противников войны обрел своего героя – Францию». К тому же, «примирившись с ФРГ в рамках франко-германского ядра в Европе», Франция надеялась усилить свой голос в Европе, исходя из того, что Германия не представлена среди постоянных членов СБ, и она выступает в этом органе ООН единственной защитницей позиций обеих стран. Важность подобного демарша для Франции становится очевидной, если вспомнить, что на протяжении 1999–2002 гг. в ЕС наметилось явное сближение ФРГ и Великобритании.

Рассматривая согласие США на отсрочку военных операций против Ирака и санкционирование ООН работы второй экспертной комиссии в Ираке как победу, французские правящие круги прекрасно отдавали себе отчет в том, что война против Ирака – это дело времени. Средства массовой информации Франции публиковали подробные материалы о том, как американская администрация готовилась к войне, утверждая, что решение о ней в команде отца и сына Бушей было принято еще в 1998 г., в период президентства Б. Клинтона, и что речь идет не просто о борьбе с диктаторским режимом С.Хусейна в Ираке, а о «перекройке» всей карты Ближнего Востока12. Известный историк Ж. Жюльяр, ведущий хронику в журнале «Нувель Обсерватер», выдвинул 10 аргументов в пользу того, чтобы сказать «нет» американской Европе и усилить франко-германский союз. Он писал, что первой жертвой войны в Ираке будет не С.Хусейн, а Европа, которая и так уже раскололась после того, как по инициативе Великобритании и Испании восемь стран ЕС сразу после январского заседания СБ обратились к США с письмом поддержки их политики. Ж.Жюльяр обвинил страны Восточной Европы, которые ожидают очереди на вступление в ЕС, в том, что они из «сателлитов СССР превратились в сателлитов США». Америку он упрекал в том, что она «не хочет больше партнеров, а ищет только клиентелу» и стремится к установлению американского порядка во всем мире. Ж. Жюльяр писал, что Ирак представляет не больше угрозы миру, чем Северная Корея или Пакистан. Наконец, он настаивал на том, что политика Франции не пацифистская, а миролюбивая, стремящаяся к созданию нового мирового порядка на правовых принципах и солидарности. Не обходили вниманием журналисты и экономической подоплеки войны США против Ирака, вспоминая, в частности, о том, что она поставила под вопрос судьбу крупнейшего контракта, заключенного в 1997 г. французской нефтяной компанией «Тоталь» с Багдадом, который обеспечивал бы Франции двойное увеличение эксплуатируемых ею на сегодняшний день нефтяных ресурсов в мире. Комментируя геополитические цели США, журналисты писали о том, что война в Ираке нужна Америке для того, чтобы компенсировать ненадежность и слабость своего стратегического партнера в Ближневосточном регионе – Саудовской Аравии, погруженной в исламистский фундаментализм. «Заменить Саудовскую Аравию в регионе может только Ирак. Управляемый дружественным или вассализованным режимом, он обеспечит в случае ослабления Саудовской Аравии необходимые нефтяные ресурсы. А беглый взгляд на карту позволяет увидеть необыкновенные стратегические возможности Ирака, так как на случай расположения там американских баз он обеспечит США сразу контроль над Ираном – на западе и Сирией и Иорданией – на востоке», – пишет авторитетный французский политолог Р. Бадантер.

Между тем, несмотря на то, что, по свидетельствам опросов общественного мнения, 87% французов не одобряли военных действий против Ирака, несколько представителей французской интеллектуальной элиты, в том числе философы П. Брюкнер и А. Глюкман, политический деятель Б.Кушнер и др., выступили в поддержку правительства США, опубликовав манифест, в котором подчеркнули, что «их врага зовут С.Хусейн, а не Дж. Буш». Не было единства и среди партийной элиты. Проевропейские центристы предпочитают Берлин Вашингтону, тогда как либеральная правая ратует за поддержку США. По мере усиления франко-американской конфронтации в ООН во французской прессе начали появляться критические высказывания в адрес своего правительства. Например, писали о том, что использование вето в случае, если большинство членов СБ поддержит резолюцию о войне, будет противоречить принципам французской внешней политики, строящейся на многосторонних действиях и уважении решений ООН. Кроме того, не всегда одобрялись попытки Ж.Ширака убедить непостоянных членов СБ поддержать его точку зрения. Так, у многих во Франции вызвал недовольство визит президента с этой целью в Гвинею, страну, где существует диктаторский режим.

Хотя, на какое-то время твердое решение Ж. Ширака воспользоваться правом вето в СБ и публичное заявление об этом по французскому телевидению 10 марта снискали ему популярность в собственной стране, превратив его, как писали в прессе, памятуя о недавних финансовых скандалах вокруг личности президента, из «суперлжеца» в «супермена». Французской национальной гордости всегда льстят люди, сумевшие сказать «нет» Америке. К тому же, выступая перед гражданами Франции, Ж.Ширак не высказывал никакой агрессии против США, а просто мотивировал свои убеждения по поводу борьбы за мир, доказывая их справедливость. Тем не менее, сразу же после телевыступления Ж. Ширака, а затем после начала войны и ее довольно успешного проведения во Франции зазвучали сомнения в правильности выбранного страной курса. Журналисты опасались тяжелых экономических и политических последствий для Франции в результате ее «взрывоопасного удара» по атлантической солидарности. Раздавались вопросы о том, хорошо это или плохо, что Франция оказалась вместе с Россией и Китаем. Проводились параллели о том, что «после войны в Персидском заливе Ф. Миттеран и Дж. Буш-отец тоже были оба очень популярны, но оба следующие выборы проиграли»19. Сдержанную позицию занял французский патронат. Глава союза французских предпринимателей – «Медеф», Э-А. Сельер сожалеет о том, что «в момент иракского кризиса не попытались смягчить нашу несколько резкую позицию, уповая на то, что достаточно убедить ту или иную часть американской общественности для продвижения французских экономических интересов. Нужно отметить, что это нехорошо для французской экономики». Патрон «Медеф» признался, что его организация посылала многочисленные обращения в Елисейский дворец, в Берси, в Кэ д’Орсэ. Наконец, сам Э-А. Сельер воспользовался случаем во время ужина в честь визита российского президента В. Путина и напрямую высказывал свои опасения Ж. Шираку, но все попытки предпринимателей Франции повлиять на политику главы правительства оказались тщетными. Ему вторили другие коллеги, заявляя, что «французская дипломатия снова подорвала Европу. Испания и Великобритания против Франции и Германии это не для пользы деловых отношений», что «большой глупостью было решение возглавить крестовый поход против войны, заранее зная, что он будет проигран» и что теперь они «расстилают красный ковер перед американскими деловыми людьми», а сами «едут к ним с низкими поклонами».

Страница:  1  2  3 


Другие рефераты на тему «Международные отношения и мировая экономика»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2021 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы