Способы и средства выражения согласия и несогласия в испанском языке

Заработок на криптовалютах по сигналам. Больше 100% годовых!

Заработок на криптовалютах по сигналам

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно.

Обращайтесть в телеграм LegionCryptoSupport

1) коммуникация для другого: Я (адресант) – ОН (адресат) – до начала коммуникации некоторое сообщение известно «мне», но неизвестно «ему»;

2) коммуникация для себя: Я (адресант) – Я (адресат=адресант) – в этом случае реальный, отдельный от адресанта адресат отсутствует, но при этом передаваемое сообщение не делается избыточным, обогащается дополнительной информацией.

Если оценивать напр

авленность коммуникации, то основным типом для СМИ будет «коммуникация для другого». В такой системе адресант заменяется адресатом (переменные элементы), а код и сообщение (информация) должны оставаться неизменными. Именно этим данная система отличается от «коммуникации для себя», когда адресант не заменяется адресатом, а сообщение (информация) трансформируется, перестраивается за счет введения добавочного кода. Ясно, что в чистом виде подобная автокоммуникация в СМИ вряд ли возможна, однако сложность осуществления «коммуникации для другого» – в силу того, что этот «другой» отсутствует, находится далеко – может сделать вполне реальной ситуацию, когда общение между адресантом и адресатом в СМИ только выглядит как «коммуникация для другого», являясь по сути «коммуникацией для себя».

Ситуация еще более усложняется, если мы перейдем к описанию целей, которые преследуют коммуниканты в области массовой информации. Вне реальной ситуации общения общие коммуникативные цели остаются научной абстракцией, они получают смысловое наполнение, уточняются только в зависимости от ситуации общения и являются поэтому всегда ситуативными. Именно ситуация придает коммуникативным целям смысл, задает их иерархию по значимости, их распределенность между коммуникантами.

В лингвистических, функционально-стилистических исследованиях, однако, обсуждение подобных целей по традиции с неизбежностью заменяется обсуждением вопроса о функции той или иной подсистемы литературного языка, которая используется в определенной сфере деятельности (resp. ситуации общения).

Соответственно общая информационная цель со стороны адресанта – а в некоторых случаях с согласия и / или подачи адресата – в реальности трансформируется, конкретизируется (в зависимости от того, какой элемент коммуникативного акта управляет коммуникативным поведением), и мы можем говорить о доминанте коммуникативного поведения в сфере массовой информации, его особой настройке.

2. Статус слов «да» и «нет»

Неизменяемые слова, употребляемые в диалоге в качестве реакции на речь собеседника, составляют класс так называемых слов-предложений. Слова-предложения могут выражать согласие, утверждение: Да – Sì. Ладно – Vale. Так – Pues. Пожалуй – Es cierto; несогласие, отказ: Нет – No. Слова-предложения обычно играют роль реплик в диалоге, например: – Пойдёшь гулять? – Да.

– ¿Vamos a pasear? – ¡Si!

Однако, от слова-предложения нeт, выражающего отрицание или несогласие, следует отличать нет-сказуемое безличных предложений, выражающее отсутствие чего-либо (ср.: У него нет денег – `El no tiene dinero). Нет – сказуемое безличного предложения управляет родительным падежом существительного, а нет – слово-предложение не управляет ничем.

Так же, как и от слова-предложения да следует отличать соединительный союз да и частицу да, употребляемую нередко в сочетании с другими словами: да ну, да ладно, да хорошо, да нет. Такое да произносится безударно, например: – Поедешь на дачу? – Да нет: я сестру жду.

Одна из задач современной лингвистики – поиск культурологических компонентов в значении лексических единиц. Исследования показывают, что различия в культурных нормах отражаются в языке.

В разных культурных традициях, в зависимости от общественного уклада и исторического развития, существуют разные культурные сценарии и нормы поведения и выражения мысли.

Испанская норма допускает свободное выражение согласия или несогласия и вообще своего мнения. Однако при деловых переговорах используется равновесие между свободой выражения несогласия и поиском согласия, и это отражается в частом использовании разделительных вопросов с разной полярностью. (¿Es verdad?)

В последнее время частицы, приглашающие к согласию, привлекают к себе внимание ученых, изучающих живую разговорную речь и истинную оценку в контексте диалога. Ученые относят эти частицы к группе сигналов речи, или речевых сигналов, настраивающих собеседников на общий лад и выполняющих функцию поддержания контакта.

Как было сказано выше, в испанском языке вторая часть разделительных вопросов с разной полярностью выражает согласие, допуская и несогласие.

В русском языке частицы, типа, не так ли?, так ведь? могут выражать – в соответствии с культурной нормой – согласие с адресатом и полного понимания того, что он говорит, либо согласие, допускающее несогласие.

Как отмечает А.Ю. Чернышева в своей работе ˝Русское приглашение к согласию˝, частицы с элементом ˝не˝ типа, не правда ли? не так ли? допускают возможное несогласие собеседника с говорящим, в то время как частицы без упомянутого элемента типа правда?, так ведь?, правда ведь? выражают только призыв к согласию. Чернышева отмечает далее: ˝Частицы, приглашающие к согласию без допуска несогласия (так ведь?), употребляются тогда, когда положение дел адресанта предсказано с опорой на имеющиеся в сознании адресата (единые для всех говорящих) представления об идеализированной норме развития событий. Такое развитие однозначно предопределяет наличие у ситуации тех или иных свойств и дальнейший ход ее развития. Частицы, приглашающие к согласию, но допускающие и несогласие (не так ли?), употребляются в том случае, когда положение дел адресата не предсказано с опорой на имеющиеся в сознании адресанта представления об идеализированной норме развития событий, а отражают лишь реальный расклад вещей – индивидуальную точку зрения говорящего, которая не исключает возможности у слушающего своего собственного мнения˝

Эта закономерность действительно прослеживается в ряде случаев. Но позволим себе предположить, что сема ‘ты можешь не согласиться’, если и присутствует в значении частиц, приглашающих к согласию, является, скорее, потенциальной. Из этого следует, что в русском языке отсутствуют строгие правила, регламентирующие использование частиц типа так ведь?, не правда ли?

Помимо вышеупомянутых особенностей употребления исследуемых частиц, ми считаем нужным остановиться на употреблении частиц, типа, не правда ли?, так ведь? в языке художественной литературы и в разговорной речи.

Художественная речь особенно требовательна к норме, производя тщательный отбор слова, который, в свою очередь, преобразует само слово. Отбор слов непосредственно связан со способом отражения и выражения действительности, следовательно, здесь нет немотивированных слов.

Эти лексические единицы употребляются в КЛЯ как экспрессивное средство и не характерны совсем или мало характерны для РР.

Если отдельные слова, снабженные пометой разг., и встречаются в РР, то не являются в ней высокочастотными. Это объясняется тем, что РР отличается от КЛЯ не столько набором лексических единиц, сколько способом создания номинаций, а также характером семантического строения лексических единиц.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 


Другие рефераты на тему «Иностранные языки и языкознание»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2021 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы