Каслинское и кусинское литье

Большую роль в истории каслинского художественного чугунного литья сыграл скульптор Михаил Денисович Канаев (1830-1880 гг.). Увлеченный перспективами, которые открывало перед ним чугунное литье, полюбив этот новый для него вид искусства, он согласился принять место заводского скульптора.

Приехав в 1876 г. в Касли, М.Д. Канаев оживляет работу по выпуску фигурного литья, мечтая поднять его на

более высокий художественный уровень[8].

Он обращает внимание прежде всего на работу мастеров, стремится пробудить в них художников, привить им сознательное, творческое отношение к воспроизводимым в чугуне произведениям искусства. Скульптор организует при заводе школу, в которой обучает мастеровых лепке и формовке. Но М.Д. Канаев обращает внимание не только на искусство и точность формовки, но и на тщательность чеканки. С целью поднять ее качество он добивается приглашения из знаменитого своей гравюрой на стали Златоуста двух мастеров чеканки, которые стали учителями каслинских чеканщиков. Произошло удивительно удачное слияние двух видов уральского искусства - чугунного литья и гравюры на стали, которое не могло не повлиять благотворно на дальнейшую судьбу каслинского искусства.

Жанровые сюжеты проникают теперь у Канаева и в произведения, имеющие практическое назначение. Так, на смену подсвечнику "Вакханка у дерева" приходит настольный канделябр "Мальчик, играющий в снежки". Такая демократизация сюжета весьма знаменательна не только для самого Канаева, но и для всего каслинского литья. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Вслед за М.Д. Канаевым в Касли прибыл молодой талантливый скульптор, академик Николай Романович Бах (1853-1885).

Приехав в Касли, Н.Р. Бах застал там почву, уже подготовленную Канаевым для дальнейшего развития художественного литья. Он не разрушил того, что ему было оставлено в наследство, а, напротив, заботливо сохранил, приложив все силы к его дальнейшему всемерному Так же, как и Канаев, Бах стремится укрепить связи каслинского литья с русской скульптурой. Продолжая дело, начатое Канаевым, Бах также руководит заводской художественной школой, передавая каслинским мастерам свое знание скульптуры, обучая их формовке и лепке.

Скульптор выполняет модели чернильниц, пресс-папье, подсвечников, которые до сих пор выпускаются заводом и пользуются популярностью. Они мало чем напоминают прежние его работы: в них больше естественности, метких наблюдений. Они характеризуют Баха как интересного скульптора-анималиста. Характерной особенностью произведений Баха является то, что они показывают животных и птиц в обстановке глухого леса, передают целые сцены их жизни.

М. Канаев и Н. Бах сделали чрезвычайно много для того, чтобы установить постоянные связи между Каслями и русскими скульпторами, стремились привлечь выдающихся русских ваятелей к. созданию моделей для чугунного литья.

Вообще процесс становления и развития Каслинского литья шел как бы в двух направлениях. Первое из них - это сам завод с его службами и производственным литейным участком. Второе - коллекционерская деятельность заводовладельцев в Санкт-Петербурге. Скульптура малых форм в бронзе, фарфоре, гипсе покупалась в антикварных магазинах Санкт-Петербурга. Причем выкупались как правило работы иностранных скульпторов XVIII - первой половины XIX веков. Они составляли 30-35% моделей Каслинского завода. Среди них особое место занимали художественные отливки из чугуна и бронзы первой половины XIX века Берлинского и Глейвицкого литейных заводов[9].

Триумфом развития каслинского художественного литья стала Всемирная выставка в Париже в 1900 г. За два года В.Г. Дружининым были обеспечены новые модели для выставки и организована работа над знаменитым чугунным павильоном (о котором еще будет сказано ниже). В итоге совместными усилиями скульпторов, администрации, мастеров было создано поистине уникальное сооружение, которое было удостоено высочайших наград.

В первые годы ХХ века в силу общего кризиса уральских горнометаллургических заводов объем выпуска художественного литья на Каслинских заводах был уменьшен. Продукция не вывозилась далеко, поскольку себестоимость ее была высока и она не окупалась.

Успеху клодтовских произведений в каслинском художественном литье немало способствовало и то, что они были выполнены скульптором с блестящим знанием литейного искусства, так как П.К. Клодт владел им в совершенстве. Отливки их в Каслях являют пример органического сочетания принципов классической скульптуры и типично каслинской трактовки формы, ювелирной чеканки и отделки.

Каслинский завод выпустил по моделям П. Клодта несколько произведений, которые при первом знакомстве с ними неискушенному зрителю кажутся точными, только маленькими, чугунными слепками хорошо знакомых бронзовых скакунов, украшающих Аничков мост в Ленинграде. Однако, в них присутствуют такие черты и детали, которых нет в их монументальных аналогах. Только одна из каслинских групп почти точно совпадает с первой группой на Аничковом мосту, где конь совершенно покорен воле водителя.

В других же есть свои отклонения. Сравнивая чугунные скульптуры каслинского литья и замечательный ансамбль Аничкова моста, заметно, как изменения в деталях, движениях, поворотах и т.д. привели к иному внутреннему содержанию, нежели то, которое было заключено в бронзовых монументах.

Во второй половине XIX века, когда в России начинается расцвет реалистического искусства, в творчестве ряда скульпторов усиливаются реалистические тенденции, мотивы бытового жанра. Эти тенденции ясно ощущаются и в произведениях Е. Лансере, А. Обера, Н. Либериха.

Композиционная сложность работ Лансере не могла не увлекать формовщиков и чеканщиков. Она требовала высокого художественного и профессионального умения, тревожила самую душу мастеров. Произведения Лансере полны движения, частью бурного, порывистого, иногда плавного и спокойного. Они хорошо построены пространственно, имеют красивую сквозную структуру. Работая над ними, мастера-каслинцы сумели успешно и всесторонне выявить качества чугуна как материала скульптуры, и их отливки не уступали бронзовым, В чугуне необыкновенно пластически ясно и четко выходили тела животных, напряженные мускулы горячих скакунов, до осязаемости убедительно передавался мех, тяжелые складки одежды, развевающиеся гривы, хвосты коней.

Созвучны работам Е. Лансере и произведения его учителя Н. Ли-бериха (1828-1883). Касли отливали главным образом его анималистические произведения: "Охота на медведя", "Медведица", "Убитый кабан", "Медведь на задних лапах", "Собака-пойнтер" и др. Из жанровых его работ заводом была выпущена скульптура "Крестьянка с граблями на лошади". Немалый интерес представляют небольшие работы Н. Либериха, передающие охотничьи сцены ("Охота на медведя") или отдельных животных. К числу последних относится "Медведица", "Собака-пойнтер" и др. "Собака-пойнтер" изображает красивого сильного пса, лежащего, должно быть, в ожидании хозяина. Аналогичная по названию, другая статуэтка показывает пойнтера на охоте. Обе эти работы решены просто и естественно, в них видно прекрасное знание повадок животных, их "психологии", умение передать строение их тела.

Страница:  1  2  3  4  5 


Другие рефераты на тему «Культура и искусство»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы