Борьба женщин за свои права

Введение

Феминизм в отечественной историографии долгое время считался частью рабочего и социалистического движения. Самостоятельно этот вопрос не рассматривался и поэтому не получил широкого развития, отсюда немногочисленность использованной литературы. Как отмечает О. Воронина, классики марксизма-ленинизма и деятели социалистического движения (Бебель, А. Коллонтай и др.) считали б

орьбу женщин за свои права «чисто буржуазной затеей».[1]

Ф. Энгельс в письме Л. Лафарг обозвал поборниц женских прав «полубуржуазными ослицами».[2] А. Коллонтай в работе «Социальные основы женского вопроса» высказала мнение, что именно пролетарки, работающие в рядах мужчин, двинули вперед женский вопрос. По ее мнению, феминистки начали свою агитацию гораздо позже, только с половины XIX века. Критикуя правых феминисток, из средних и высших слоев общества, А. Коллонтай обвиняет и левых, социально мыслящих феминисток в двойственности их тенденции: «Программа рабочей партии содержит все, к чему вы стремитесь; если вы не играете двойной игры, если вы искренни, то примкните к ней».[3]

Таким образом, в советской историографии не было условий для детальной разработки этого вопроса. В то же время он очень актуален и важен для современности.

До сих пор в различных уголках земного шара женщины не равны в своих правах с мужчинами. В большинстве стран Азии и Африки женщина по прежнему остается рабой мужчины: в Египте и Саудовской Аравии (а сейчас и в некоторых чеченских семьях) девочкам делается варварская операция женского обрезания, а три года назад в саудовской школе при пожаре сгорело 15 девочек только потому, что религиозная полиция не дала им выбежать на улицу без паранджи! Для Китая и Индии актуальна иная проблема – резкий рост числа абортов в случае, если УЗИ показывает, что пол эмбриона женский – давняя традиция умерщвления девочек-младенцев в цивилизованном мире приобрела своеобразное выражение, особенно на фоне китайского лозунга «одна семья – один ребенок» (Статистика оказалась столь удручающей, что власти этих стран запретили врачам сообщать родителям пол будущего ребенка).

У нас в России этот вопрос также актуален, особенно в контексте терактов женщин-смертниц. Женщин с такой психологией порождает общество, априори ставящее женщину в неравное положение с мужчиной: низкий социальный статус, отсутствие образования (Роза Нагаева, согласно свидетельствам родственников, даже не умела читать), жизнь, «зацикленная» на замужестве – именно невозможность выйти снова замуж или продолжить нормальную жизнь вне брака, давление со стороны родственников мужа толкают потенциальную смертницу на своеобразное «сати», дополняющееся соображениями мести (кстати, в некоторых наиболее отсталых областях Индии традиционное «сати» еще практикуется наряду с варварской традицией умерщвления новорожденных девочек).

С другой стороны, в журнале «Власть» приводится мнение исламского богослова, который утверждает, что во многом на потенциальных смертниц давит манера организаторов террора обращаться с ними как с равным, называя «сестрой», уверяя женщину в важности ее поступка. В мире, где женщина никогда не может даже подумать о том, чтобы сравняться с мужчиной, такое мнимое равноправие очень льстит самолюбию забитых женщин, заставляет их почувствовать самоценность . на краткое время оставшейся жизни. Таким образом, доминирующее мужское общество становится предпосылкой женского терроризма.

Это наиболее шокирующие факты. Но разве европейская цивилизация избавлена от половой дискриминации?

Да и в повседневной жизни рядовая российская женщина стакивается с дискриминацией. Для успешной карьеры в государственном учреждении или частной фирме женщине необходимо быть более высококвалифицированным специалистом, чем коллеги-мужчины – ведь при прочих равных предпочтение всегда отдается сильному полу. По статистике работающие женщины более образованны, чем мужчины, но заработная плата у них почти на треть ниже.

Так что сегодня представительницы слабого пола чаще всего либо безработные, либо работают на самых малооплачиваемых должностях. Общественное мнение годов предлагает женщине единственную альтернативу: стать женой преуспевающего бизнесмена.[4]

В 1995 году был даже издан специальный президентский указ о назначении женщин на государственные посты. Однако фактически он так и не был выполнен. Женщин ни в правительстве, ни в президентской администрации не прибавилось. В Совете Федерации, который представляет собой верхний срез региональной элиты, лишь две женщины (из 178 членов палаты). В Государственной Думе - женщин всего 10,2% (в Думе предыдущего созыва их было 13,5%). При этом по-настоящему влиятельных политиков среди женщин почти нет: Хакамада, Старовойтова да еще скандальная Валерия Новодворская. Все остальные – не столько женщины-политики, сколько «женщины в политике».[5]

О ситуации в нашей области можно судить по недавним выборам в мэры: единственная за многие годы женщина, выступившая в нашем регионе на выборах в муниципалитет, набрала мизерный процент голосов да и сама, как признается, участвовала «из интереса», не надеясь на существенный результат.

С другой стороны, в «странах победившего феминизма» уже давно назревает иная ситуация – предпосылки антифеминистской революции.

В США из соображений политкорректности ведутся споры о том, чтобы заменить в названиях традиционных профессий и других слов, содержащих приставку «man», при употреблении к представительнице слабого пола, на приставку «fem», в Великобритании женщины требуют права участвовать в богослужении, а Евросоюз настаивает на допуске женщин на священную гору Афон (на что Греция резонно отвечает, что в Ватикане-то пока женщины избирательным правом не пользуются)… А в Конституции Украины есть совсем уж потрясающая фраза: «женщины пользуются правами наравне с мужчинами», хотя до этого и так говорится, что у всех людей права одинаковы – для тех, кто не понял, что женщины – люди? Или перестраховка поликорректных парламентариев? Естественно, что доведенное до абсурда «равноправие» уже начинает утомлять.

«Возможно, мы на пороге, так сказать, антифеминистской революции – в конце концов, стала же пресловутая политкорректность предметом насмешек и карикатур. В Штатах вышли из моды процессы по поводу харасмента и мужчины продолжают ухаживать за женщинами, не боясь угодить под суд за свои сексуальные домогательства. Потому что настрадавшийся мир уже не в силах переварить радикальные теории жизнеустройства…».[6]

И, наконец, возвращаясь нас к извечному вопросу – что есть равенство? О каком равенстве мы говорим в мире, где изначально люди одни рождаются сильными и слабыми, умными и глупыми, больными и здоровыми, талантливыми и бездарными? Черная феминистка белл хукс (пишется с маленькой буквы) писала, что белый феминизм как движение, направленное на наделение женщин социальными правами наравне с мужчинами, проблематичен: «Поскольку мужчины не являются равными в обеспечивающей господство белых капиталистической патриархальной классовой структуре, то с какими мужчинами женщины хотят быть равными?»

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


Другие рефераты на тему «Социология и обществознание»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы