Наречие как самостоятельная часть речи

2) наречия на -учи, -ючи: глядючи, припеваючи, сидючи, играючи, умеючи, жалеючи, крадучись. Как известно, эти наречия тоже восходят к русским формам коэтких причастий, ставших в связи с утратой склонения деепричастиями ср. Жалость берет на тебя глядючи).

Несомненно, что в современном языке с этими группами наречий сближаются и глагольно-именные формы на –мя, -ма: ливмя, лежмя, стоймя — стой

мя, ревмя и др; ср. плашмя. Ср. у Пастернака:

Из ночи в ночь валандавшись,

Гормя горит душа.

Ср. у А. В. Кольцова в стихотворении «Молодая жница»:

Всю сожгло ее

Поле жаркое,

Горит горма все

Лицо белое.

У Лескова; «Сама дрожмя дрожит, бедная старуха» («Воительница»); у Гончарова: «Она чаще бывала у него: обедала, завтракала, —словом, как говорят, живмя жила». («Иван Саввич Поджабрин»).

Даже если видеть в суффиксе -мя отложение древних именных флексий двойственного числа (ср.: двумя, тремя), все же трудно отрицать для современного языкового сознания их морфологическую близость к наречиям типа лежа, сидя и т. п. Функционально же они не отделимы от фразеологических сочетаний, возникающих из творительного усиления: есть поедом, ходить ходуном и т. д.

Все эти отглагольные группы наречий сближаются с наречиями образа действия. В них очень ощутительны качественно-обстоятельственные оттенки (ср.: крадучись и украдкой, умеючи и умело и т. п.). Оттенок усиления, свойственный словам ливмя, стоймя и т. п., объясняется их тавтологическим или плеонастическим употреблением при словах той же основы или сходного значения (ср.: стоном стонать, бегом бежать и т. п.). Однако ср. у Лескова: «Причесать по форме, с хохлом стоймя и с височками» («Тупейный художник»).

Грамматическая определенность и структурное единство системы наречия.

Четыре основных морфологических разряда наречий: качественно-отличительных, предметно-обстоятельственных, количественных (счетных) и отглагольных – функционально объясняются в двух синтаксических категориях: обстоятельственного отношения и качественного определения действия, предмета или свойства; при этом из последней категории несколько выступает тип наречия со значением количественного определения в отношения. Функция синтаксического отношения, типичная для категории наречия в целом, отчасти обусловлена морфологическим составом тех наречий, которые включают в себя предлоги-префиксы и, следовательно, вбирают в себя обозначения грамматических отношении, выражаемых предлогами (ср., например: идегольсхие лосиные панталоны в обтяжку» — Тургенев, «Дворянское гнездо»): походка вприпрыжку: вытянуться в струнку, мозги набекрень и т. л. Но— прежде всего и главнее всего — значение отношения (качественного или предметно-обстоятельственного) является основной синтаксической; принадлежностью самой формы наречия. Грамматические функции наречия как несогласуемого и флексивно-неизменяемого определяющего слова, которое, выражая качественные и обстоятельственные отношения, примыкает к глаголу или к имени прилагательному (а следовательно, и к наречию), или, наконец, к имени существительному, очерчены очень ясно. Этим определяется положение категории наречия в системе других грамматических категорий, других частей речи. Категория наречия выражается синтаксической функцией слова, иногда комплексом форм (например, субъективной оценки, степеней сравнения), чаще лексическим значением или морфологическим строем слова и особенно — его грамматическим отношением к другим категориям. Без этой грамматической оформленности наречного слова невозможно было бы его понимание. Например, аллегро (от итальянского аllegrо — весело) как музыкальный термин непосредственно связывается или с обозначением темпа исполнения музыкальной пьесы (т.е. со значением образа действия) и тогда осмысляется как качественное наречие скоро, оживленно или же относится к музыкальной пьесе (а также к какой-нибудь ее части), исполняемой в таком темпе, и, следовательно, осмысляется как несклоняемое имя существительное. Напротив, слово аллегри (от итальянского аllegrо — будьте веселы, не огорчайтесь; так гласила шуточная надпись на проигрышных билетах лотереи) непосредственно осознается как определенно слова лотерея, с которым оно чаще всего и сливается в сложное речение: лотерея-аллегри, т. е. лотерея с немедленной выдачей выигрышей. Следовательно, в слово аллегри включена, несмотря на его неизменяемость, функция имени прилагательного.

Соотносительность наречия с другими грамматическими категориями и своеобразие его синтаксических значений определяют место наречий в морфологической системе современного русского языка. Категория наречия настолько определенна, что никто ее смешает слов кашне, туше со словами вотще, втуне или уже, не свалит в одну кучу слов хаки и паки (несмотря на устарелость этого наречия) и т. п. и не отнесет их к одной грамматической категории.

Гибридные грамматические типы, внедряющиеся в категорию наречия

По периферии категории наречия располагаются смешанные, гибридные типы слов. Среди них ощутительно выделяются семь разновидностей:

1. Типы, промежуточные между классами имен существительных и наречий (например: с развальцем, на скаку, на ходу и т. п.).

2. Деепричастия как смешанная глагольно-наречная категория.

3. Морфологические типы слов, совмещающих наречные функции с характерными особенностями модальных слов, (например: решительно, объективно, нормально и т. п.).

4. Лексико-морфологические типы слов, употребляемых то как наречия, то как частицы (например: уже, еще, всё и т. п.).

5. Смешанные типы наречий-предлогов (например: кругом, около, против, после и т. п.).

6. Смешанные союзно-наречные типы (например: пока, едва и т. д.).

7. Кроме того, от некоторых типов наречия ведет прямой путь к категории состояния (например: тепло, уютно, тихо, шумно и др.).

Понятно, что разновидности смешанных типов, промежуточных между наречием и модальными словами, между наречиями и частицами, между наречиями и предлогами, между наречиями и союзами, вполне уясняются лишь после анализа категорий модальных слов, частиц, союзов и предлогов.

1.3 Семантические классы наречий и их синтаксические функции

Вопрос о грамматико-семантических классах наречий в научной традиции. В русской грамматике с самого начала XIX в. установилось деление наречий на два основных грамматико-семантнческих класса; на наречия качественные в наречия обстоятельственные. Еще Н. Орнатовский в «Новейшем начертании правил российской грамматики» (1810) довольно точно очертил границы между этими семантическими классами наречие. Позднее к этим двум классам иногда присоединялись деепричастия.

Классификация наречий на качественные (или определительные) и обстоятельственные дожила до настоящего времени. Ее придерживался например, А. М. Пешковский. Лишь акад. А. А. Шахматов пытался внести в нее некоторые поправки.

«Акад. А. А. Шахматов различал три основных синтаксических тана Я наречий (соответственно видам «обстоятельств»): наречия определяющие, дополняющие и сопутствующие. В разряд сопутствующих наречий он относил и те группы слов, к которым больше всего подходило бы название «вводных слов». Таковы слова, выражающие оценку, придающие субъективную окраску тому или другому обозначению или высказыванию в целом, например; авось, небось, поди, право, просто и т. п. (Сюда же примыкают в концепции А. А. Шахматова и выражения, отмечающие стилистический характер соседних слов: собственно говоря, говоря вообще и т.п.).

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


Другие рефераты на тему «Иностранные языки и языкознание»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы