Болонский процесс

Другой метод обучения – креативный (творческий) метод обучения личности предполагает определенную степень свободы. Обучаемый должен сам принимать решение и создавать нечто новое на основе полученных от преподавателя знаний и навыков. Главной задачей, целью обучения является не копирование, репродукция, воспроизведение материала, а обучение навыкам самостоятельной творческой работы.

В систем

е образования Украины креативный – творческий – метод обучения не получил широкого распространения в силу как объективных факторов (денежных средств, отсутствия необходимых материальных фондов и т.п.), так и субъективных обстоятельств (дефицита в среде педагогов ярких личностей, способных организовать творческую студию и пройти с учениками путь креативного познания от начала и до конца).

Оба эти типа обучения – креативный и репродуктивный – при всей своей несхожести требуют поиска их единства, некой основы, которая могла бы их объединить. Украина реформирует систему образования, адаптирует методику преподавания к западным стандартам в контексте движения всего государства в Европейское сообщество.

Очевидно, что накопленный в Европе педагогический опыт и методология преподавания вовсе неоднозначны и требуют тщательного изучения. Поэтому необходимо рассмотреть, как проблема единства репродуктивного и креативного подхода к обучению студентов решается на Западе.

Во-первых, на начальном этапе студенты слушают обзорный курс изучаемого предмета, знакомятся с историей развития, конкретным содержанием той или иной научной дисциплины. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Во-вторых, на старших курсах студенты выбирают индивидуальную форму специализации и их обучение начинает приобретать творческий характер – написание научной статьи, эссе или решения актуальной проблемы или производственной задачи. Студент получает научного руководителя, который корректирует творческий поиск студента в заданном направлении. Общение преподавателя и студента переходит от контроля к сотрудничеству – поощряется самостоятельная работа студента и его творческий потенциал.

В-третьих, характерно то, что форма контроля студентов – тот же экзамен – носит в корне отличный характер и ориентирована на творческую сторону деятельности сознания, а не на воспроизведение (зазубривание) материала. Студенту разрешается работа с источниками, пользование справочной литературой и т.п. Отпадает необходимость в шпаргалках различной модификации, так как проверяется в первую очередь работа мышления, творческая способность анализировать, систематизировать, модифицировать эмпирический материал, полученный ранее, то есть производить нечто новое, а не воспроизводить старое и давно усвоенное.

Однако следует обратить внимание на тот факт, что наряду с вышеизложенными позитивными моментами, западной системе образования присущи и ряд негативных особенностей.

Во-первых, излишняя формализация форм контроля: тестирование нивелирует личность, низводит творческую природу мышления человека до положения придатка машины, которая оценивает коэффициент интеллекта студента и ставит ему отметку, которая зачастую становится отметиной в душе – студент учится не ради знаний, а ради рейтинга или поощрительных стипендий.

Во-вторых, массовость набора в студенты приводит к «размыванию» творческих основ личности – отсутствует стимул хорошо учиться. Поэтому всё в большей степени западная наука подпитывается «утечкой мозгов» с Востока, в том числе и из Украины;

В-третьих, утрата фундаментальных знаний в области математики, физики, химии приводит к снижению мировоззренческого и научного кругозора студентов и способствует превращению в «одностороннего» человека, о чём предупреждал немецкий философ Герберт Маркузе в книге «Одномерный человек».

В целом западная система образования ориентирована на переформирование человека – студента: он должен обладать набором положительных качеств в области специализации и, как всякий продукт производства, иметь спрос на рынке труда. Поэтому вряд ли западная система образования способна создавать творческие личности в массовом порядке – для этого должна быть иной социальная среда обитания.

Украина должна учитывать этот фактор при реформировании системы образования и продвижении на западные рынки как труда, так и образования. Вот почему, вероятно, не следует слепо копировать законодательство, методику и стандарты в сфере образования Европы и США.

Известный российский политолог Андрей Лямзин в статье «Страны СНГ и Болонский процесс» является сторонником интеграции России и Украины и обращает внимание на тот факт, что «в декабре 2001 года президенты России и Украины одобрили проект строительства в Харькове крупнейшего российско-украинского университета, который планируется вывести на уровень МГУ или Кембриджа». Однако процесс интеграции затрагивает не только Украину. Россия пытается создать Евроазиатское экономическое сообщество (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизстан, Таджикистан), в рамках которого заключила соглашение о признании дипломов и учёных званий с этими странами. Украина подписала такое соглашение с Россией 29 января 2003 года. Однако, несмотря на прогресс в этой области, «Украина пересматривает свою образовательную систему в соответствии с западными стандартами. Бакалавр считается не закончившим высшее образование, что создаёт сложности при приёме на работу».

Из вышесказанного можно сделать следующий вывод: если поток мигрантов с Востока хлынет в Украину, и она будет пытаться входить сразу в несколько образовательных систем, то её собственные интеллектуалы уедут на Запад, а их место займут отнюдь не лучшие представители Востока.

Министр образования и науки Василий Кремень в выступлении на научно-практической конференции во Львовском политехническом университете обращает внимание на тот факт, что «попытки придать высшей школе общеевропейский характер фактически предпринимались с 1957 года, когда было подписано Римское соглашение. Со временем эти идеи были развиты в решениях конференций министров образования 1971 и 1976 годов, в Маастрихтском договоре 1992 года… и в 1997 году под эгидой Совета Европы и ЮНЕСКО была разработана и принята Лиссабонская конвенция о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию. Эту конвенцию подписали 43 страны, в том числе и Украина». Позже четыре европейские страны – Франция, Италия, Великобритания, Германия – подписали Сорбонскую декларацию, направленную на создание открытого европейского пространства высшего образования. Украина, как считает Василий Кремень, наработала большой опыт на пути адаптации украинского законодательства в сфере образования к европейским стандартам. В целом министр выступает за вхождение Украины в европейское пространство: «вряд ли кто-то сегодня сможет спрогнозировать все конечные результаты от реализации идей Болонской декларации. Но понятно одно: медлить, выжидать и таким образом отдаляться от Европы недопустимо».

Иной точки зрения придерживается Владимир Семиноженко, который в статье «Образование и национальные интересы: выбор траектории», размещенной на персональном сайте, высказал следующую мысль: «В любой ситуации нужно исходить из национальных интересов и не утрачивать способность к критической оценке. Мы же в стремлении соответствовать неким, часто «абстрактным», «европейским нормам» не учитываем, что механизм принятия решений в ЕС находится в прямой зависимости от недекларируемых интересов политических и экономических структур и ориентирован, прежде всего, на решение внутренних европейских проблем».

Страница:  1  2  3  4  5 


Другие рефераты на тему «Педагогика»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы