Мордва

Введение.

Мордва занимает седьмое место по численности среди других народов России, после русских, татар, украинцев, чувашей, башкир и белорусов. Расселена мордва небольшими группами на огромной территории – от Калининградской области до Дальнего Востока.

Всего по России проживает 1 117 429 человека (по переписи 1989 года) мордовской национальности.[1]

Мордва – крупн

ейший финноязычный этнос российской Федерации и один из крупнейших этносов Поволжья, - отличается дисперсным характером своего расселения: мордовские селения расположены в широкой полосе, простирающейся от долины реки Оки в ее среднем и нижнем течении на западе, до Южного Урала на востоке и – более редко – далее на юге Сибири, не говоря уже о группах мордвы, осевших в крупных городах и промышленных районах страны.

Мордва этнически неоднородна и состоит из двух групп: эрзи и мокши.

Культура мордвы, как одного из крупнейших народов россии, представляет большой интерес и требует своего изучения.

1. Традиционные хозяйство и занятия мордвы.

Хозяйство мордвы с 1-го тыс. н. э. было ком­плексным. Ведущее место в нём зани­мало земледелие, в развитии которого выделяются два этапа: доплужный (1—6 вв. н. э.) и плужный (со 2-й пол. 1-го тыс. н. э.). О древности плуга свидетель­ствует наименование мордовского общинного праздника кереть-озкс (от кереть — плуг, озкс — моленье), посвящавшегося началу полевых работ. Выращивались полба, ячмень, просо, рожь, горох, конопля, лён.

Значительное место в хозяйстве мордвы принад­лежало скотоводству (свиньи, козы, ов­цы, крупный рогатый скот). Занимались так­же охотой, рыболовством, бортниче­ством.

Древней мордве были известны металлур­гия и металлообработка, из болотных и дерновых руд добывалось железо. Мордовские кузнецы владели способом обра­ботки металла в горячем состоянии, знали технику термической обработки. В кон. 1-го тыс. они выделились в общине, и ремесленная деятельность стала их основным занятием.

Пашенное земледелие, скотоводство, развитое ремесло, природные богатства мордовской земли (пушнина, мёд, воск, рыба, лес и др.) давали возможность вести торговлю сначала меновую, а затем и на деньги. В качестве денежного эквивалента выступали беличьи шкурки — урт (морд. ур — белка). Беличья система валюты существовала и у сосе­дей мордвы, как финноязычных, так и тюрко-язычных, у славян. Металлические деньги у мордвы вошли в обращение к 10 в., когда платёжным знаком становится дирхем. К этому времени в торговле мордвы важное место заняли связи с арабским миром.

В Саранской таможенной книге за 1692 впервые встречается термин «мордовщина», который обозначал определенную территорию, относительно ком­пактно заселённую мордвы, с одной стороны, и нетоварное разделение труда, с другой, мордва торговала хлебом, скотом, воском, пушниной, мёдом, хмелем, дро­вами, изделиями из дерева, кожей и др.

Во 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. мордва активно втягивалась в предпринима­тельскую деятельность. Значительные капиталы растущей мордовской торгово-промышленной буржуазии и наиболее крупные контингенты мордовского про­летариата концентрировались в лесной промышленности. Другой отраслью, имевшей боль­шое значение в капитализации экономики мордвы, являлся железнодорожный транспорт, и в первую очередь Москов­ско-Казанская железная дорога, проложен­ная в 90-х годах прошлого века по основной территории расселения мордвы.

В настоящее время промышленность Мордовии (электротехнич., приборостроительная, машиностроит., химич. и др.) распола­гает квалифицированными рабочими (св. 100 тыс. чел.). Агропромышленный комплекс Мордовии имеет животноводческо-зерновое направление и выделя­ется среди других республик Поволжья высоким удельным весом технических культур (конопли, сахарной свеклы) и кар­тофеля. В последние годы в сельском хозяйстве все шире распространяются раз­ные формы арендного подряда, фермерство.

2. Общественные отношения.

Каждое из древнемордовских племён вклю­чало несколько отцовских родов, в свою оче­редь состоявших из ряда патриархаль­ных семей, во главе которой обычно стоял куд-атя (кудо — дом, атя — старик). Родом руководил старейшина покштян (покш — большой, атя — старик), а пле­менем — выбираемый родовыми ста­рейшинами вождь, набольший — текш-гяй, тюштень, тюштян, тюштя (текш — верх, вершина, верхушка, макушка, атя —старик).

Ещё в 1-й пол. 1-го тыс. н.э. у мордвы довольно чётко замечается имуществен­ная, а затем и социальная дифференциа­ции. Во 2-й пол. этого тысячелетия они значительно возрастают, приводя к появлению в рамках разлагающегося первобытнообщинного строя патриар­хального рабства. Характерной чертой погребений родовой знати становится обилие в них вооружения, дорогих украшений из серебра, сплава золота с серебром.

Покупной брак создавал почву для развития полигамии. Состоятельный человек (морд. сюпав, эрьмев — бога­тый) мог приобрести несколько жён, и такими многоженцами выступают обычно главы больших семей, накопив­шие богатства. Полигинический брак на более поздних этапах, предшествовав­ших христианизации, трансформиро­вался в бигамию, двоеженство. По несколько жён имели представители господству­ющего класса (князья и мурзы).

В традициях мордвы был обычай, когда малолетних сыновей женили на взро­слых девушках. Некоторые исследователи считают, что цель подобной женитьбы была чисто экономической: богатый отец старался поскорее женить своего сына, чтобы взять в дом новую рабочую силу. Родители девушек, наоборот, в тех же целях старались как можно дольше держать своих дочерей при себе.

На рубеже 1-го — нач. 2-го тыс. н.э., по-видимому, наметилось формирова­ние частной собственности, которую мордва, как и многие другие народы, обозначала осо­быми знаками — «знаменами», тамгами, клеймами, метами (морд. тешке), свиде­тельствовавшими о принадлежности обозначенного определённым владель­цам (меты на полевых загонах, на ушах домашних животных, «бортные знаме­на» и др.). Вероятно, первоначально эти меты служили знаками родовой соб­ственности, а затем семейной.

Некоторые сведения о социальной структуре мордвы можно почерпнуть из памятников её фольклора (цикл эпичес­ких песен о Тюште, которые можно подразделить на ранние и поздние). Если в ранних песнях термин тюштя употребляется в нарицательном смысле, как титул, обозначающий племенного вождя, то в поздних он выступает в качестве личного имени мордовского владыки, к которому присоединяются нарицательные слова — новые титулы: инязор, оця-зор, каназор (эрз. ине — великий, азор — хозяин; мокш. оцю — большой, аэор —хозяин; мокш., эрз. кан—хан, азор— хозяин). Титул «хан», видимо, проник в мордовскую лексику не ранее первых контак­тов с тюрками, которые начинают просле­живаться со 2-й пол. 1-го тыс. н. э. «Тюштянское время» прочно закре­пилось в народном сознании мордвы, что отрази­лось в идиоматическом выражении «тюштянь пиньге» («тюштянский век»), которым она до сих пор обозначает, дати­рует древний период своей истории. В позднем цикле песен о Гюште отразилась та стадия в истории становления раннеклассового строя, которая рассмат­ривается в качестве промежуточного этапа от общества чисто родового к собственно государственной органи­зации.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы