Частная жизнь османов

В Османской империи каждый человек был напрямую подчинен султану, поскольку не было другого владыки, кроме него. Теоретически не было аристократических семей по рождению или присвоению титула, как не было и промежуточных сословий. «Ни аристократии, ни монарха, а есть один деспот», писал Монтескье в XVIII в. Карьерный рост человека зависит только от его заслуг и преданности делу.

Выбор, пр

одвижение людей на должности следуют из одной логики: тот, кто доказал свою гражданскую значимость, получает признание и вознаграждение в политической области. Поскольку общественное положение не определяется при рождении, «колесо фортуны» может в любой момент превознести кого угодно.

«В Константинополе, - подчеркивает венецианский путешественник XVI в., - нужно проявлять почтение и расположение ко всем, поскольку идет постоянное вращение колеса фортуны, которое Сеньор заставляет то подниматься, то опускаться в такт своей прихоти». Таким образом, любой субъект может претендовать, по крайней мере теоретически, на то, чтобы стать однажды великим визирем или, как минимум, высокопоставленным чиновником властных структур. Таким же образом человек, который процветает благодаря своему умению и усердию в работе, пользуется всеобщим уважением, несмотря на свое скромное происхождение.

Это отсутствие классов приводит к тому, что в Османской империи вокруг султана не существует двора, что могущественные семьи, особенно с глубокими корнями, немногочисленны и не защищены от внезапного исчезновения по воле султана. И хотя это так, есть, как нам показали недавние исследования, проведенные на османских кладбищах, крупные «аристократические» семьи визирей, как Соколлу или Кепрюлю, или же улемов и ученых, как Карачелебизаде.

Шансы на продвижение уравновешиваются принятием существующих общественных структур и местом каждого в этом самом обществе. Лояльность требуется от каждого подданного: если он живет в деревне - за него отвечают члены сельской общины; в городе каждый взрослый человек мужского пола - за исключением военных и чиновников - обязательно приписывается к какой-нибудь гильдии или к одному из цехов (эспаф). Это жесткое правило вытекает, прежде всего, из традиционной османской системы, где фискальный механизм занимает главенствующее место и где каждый подданный султана должен платить разного рода налоги и повинности; но также из непрерывно социальной модели.

Субъект тесно связан с коллективом себе подобных, который, в свою очередь, интегрирован в строго иерархизированную сословную единицу, где значимость личности определяется прежде всего по ее положению в обществе. Действительно, в ходу много титулов и должностных наименований, как об этом свидетельствуют османские эпитафии.

Во всяком случае, реальные жизненные условия не позволяют человеку жить обособленно, вне общества; ислам это общинное общество, которое не признает индивидуализма; экономическая же система делает изолированность индивидуума еще менее возможной. Будь он мусульманином, христианином или иудеем, человек принадлежит к «среде» в двух отношениях: с одной стороны, в этническом религиозном, с другой - в профессиональном.

Ему невозможно избежать этих рамок, да он, впрочем, и не стремится к этому, поскольку они для него не только источник существования, но и лучшая защита от возможных незаконных поборов со стороны государственных чиновников. Словом, человек существует только как член религиозного сообщества и профессионального объединения.

Турки, в большинстве своем убежденные сунниты, то есть, приверженцы строгой мусульманской ортодоксии, следят за тем, чтобы не было отступлений от высших духовных законов, по крайней мере, в их повседневном поведении, в их общественных и семейных отношениях. Для истинного верующего все предопределено: человек - лишь инструмент в руках Провидения; бесполезно суетиться, чтобы изменить ход событий, предписанный небесами; «земля - это караван-сарай»; Аллах создал человека, чтобы он зашел в него, молясь и благословляя дела Его: оставим все решать Аллаху.

В самом деле, турка обычно представляют степенным, строгим, сдержанным, гордым, безусловно, обладающим такими качествами, как порядочность, искренность, законопослушание, и глубоко религиозным. В общественной жизни, и в личной тоже, он остается скромным, не стремится выделиться, не любит хвастовства; все происходит в частной жизни, дома, вдали от посторонних взглядов. Сами турецкие дома скромны на вид, нет даже намека на художественное или декоративное оформление фасада.

Между тем этого нельзя сказать об интерьере турецкого жилища: комнаты часто просторны, хорошо украшены, стены покрашены, иногда в золотистый цвет, есть все, что может создать удобства и комфорт для тех, кто там живет. Если мебели не много, великолепные ковры на полу и покрытые материей и подушками топчаны выглядят очень гостеприимно. Конечно, какой-нибудь европеец будет удивлен, столкнувшись с такой жизненной концепцией, как постоянное разделение полов.

Но не надо забывать, что оно соответствует религиозному предписанию: это, конечно, создает сложности в повседневных отношениях между членами семьи. Оно разделяет их иногда, подчеркивая влияние отца семейства на мужскую часть, а жены - на женскую. Такой образ жизни не благоприятствует общению, разговорам между мужчинами и женщинами, но - по крайней мере, в домах значительных и обеспеченных - он ограничивает споры и пересуды, оставляя их внутренней жизни гарема. По сути, можно сказать, что такой порядок заведен, чтобы оградить покой отца семейства, хозяина дома, и дать ему возможность сосредоточиваться на своих делах и вольно отдыхать, когда наступит беззаботный момент.

Разделы этой главы начинаются напоминанием того, что отличает субъекта от гражданина (его имя, звания, титулы), затем мы поинтересуемся условиями жизни, домом, теми, кто в нем живет вместе с хозяином (семья, жена, дети) и гаремом. Далее представлены различные стороны того, что называют частной жизнью: сексуальность, здоровье, воспитание детей, одежда.

ТРАПЕЗА

Практически во всех турецких домах, особенно в обеспеченных семьях, трапеза не была совместной; с одной стороны, мужчины, если только глава семейства вообще не предпочтет есть в одиночестве, с другой - все остальные члены семьи.

Как правило, принятие пищи не является праздничным моментом, это скорее необходимость, поскольку исламская религия предписывает умеренность. Блюда подаются быстро, и за едой не разговаривают, о чем свидетельствует Антуан Галлан, совершивший путешествие в Смирну в 1678 г.: «Французы не могут сидеть за столом, не разговаривая друг с другом. Турки, напротив, не говорят ни одного слова и хранят молчание» (Путешествие в Смирну). Разговоры отложены на момент, когда подают кофе или шербет.

Турки едят три раза в день, и это тоже ритм жизни.

Завтрак состоит обычно из супа, сыра и хлеба и заканчивается чашкой кофе.

Днем, те, кто имел занятие вне дома, обычно обедают в небольших лавках, называемых басхане, где подается баранья голова, весьма распространенная и любимая пища на всем Востоке, с небольшой порцией риса, или у ишкембеджи, продавца требухи, или у мухалебиджи, который готовит легкие блюда - из молока, сметаны, манки и отварного цыпленка.

Страница:  1  2  3 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы