Палестино-израильский переговорный процесс до и после - начало Интифады

Заработок на криптовалютах по сигналам. Больше 100% годовых!

Заработок на криптовалютах по сигналам

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно.

Обращайтесть в телеграм LegionCryptoSupport

Главный вывод доклада о переговорах, причем по урегулированию глубинных причин конфликта, т.е. переговорах об окончательном статусе как пути к безопасности в последовавшей дипломатической работе был отброшен, подменен на противоположный: сначала – обеспечение безопасности, затем – меры доверия (из них ушла проблема поселенчества) и только потом – переговоры.

В дипломатический обиход была вв

едена идея о временной последовательности (sequence) положений доклада и постадийности их реализации, причем переход к каждой последующей стадии обусловливался выполнением предыдущей. В докладе этого не было.

Действительно, Дж. Митчелл упоминал о «времени и последовательности» (timing and sequence), но применительно лишь к мерам доверия, специально подчеркивая, что это должно быть решено только самими сторонами, и что «никакая из этих мер не связана с другой и не является предварительным условием для любой другой меры»42.

Может создаться впечатление, что авторство этой идеи принадлежит израильтянам, и что от них она была воспринята американцами, ведь положения «доклада Митчелла», составлявшегося в тесном контакте с палестинцами и израильтянами, а также американцами как его «заказчиками», являлись результатом дипломатических усилий и до его публикации (как выше отмечено, президенту США доклад был передан еще 1 мая). Как бы там ни было, сам термин «последовательность» (sequence), но в смысле, обратном тому, который ему придавался в «докладе Митчелла», был впервые заявлен госсекретарем США К. Пауэллом на пресс-конференции в Вашингтоне 21 мая в связи с презентацией «доклада Митчелла». В выступлении госсекретаря эта «последовательность» прочерчена достаточно ясно: «После того, как мы поставим под контроль насилие, безусловно, ослабим его, затем нам потребуется временной график и последовательность выполнения мер доверия и вступления на путь, который ведет нас к переговорам», поскольку «переговоры не могут начаться в нынешней ситуации интенсивного насилия и полного отсутствия доверия между двумя сторонами»43.

Необходимо подчеркнуть, что в первоначальных отзывах на «доклад Митчелла» другие участники встречи в Шарм аш-Шейхе также не говорили о временной «последовательности» реализации его положений. Напротив, подчеркивалась сложность обуздания насилия без политической составляющей, необходимость переговоров по субстантивным проблемам урегулирования. Например, генеральный секретарь ООН К.Аннан разделял особое внимание в «докладе» к «катализирующей роли разочарованных экспектаций и трудности контролировать насилие в отсутствие политического прогресса». «Сейчас, – указывал К.Аннан, – следует обратиться к ключевым вопросам, обсуждаемым в докладе – экономическим, политическим и безопасности – параллельно, с тем, чтобы построить мост к возвращению к переговорам, дабы наконец-то могло быть достигнуто мирное соглашение между сторонами».

В приложениях к «докладу Митчелла» опубликованы отклики на него США, Израиля и палестинцев, а также генерального секретаря ООН, сделанные до публикации доклада, после того, как он был им передан на ознакомление.

С формальной точки зрения, не требовалось «отзыва» на доклад от европейцев и России, которая не входила ни в число участников встречи в Шарм аш-Шейхе, ни в число авторов доклада.

Но европейцы и Россия приветствовали этот документ. В заявлении официального представителя МИД России от 23 мая отмечалось, что «необходимо максимально эффективно использовать доклад комиссии Дж. Митчелла, а также выдвинутую ранее египетско-иорданскую инициативу для того, чтобы добиться начала реализации практических мер по выправлению положения». При этом «главной целью усилий всех заинтересованных сторон» декларировалось «восстановление и продвижение мирного процесса на всех переговорных треках на основе принципов Мадрида, резолюций 242 и 338 СБ ООН, имеющихся договоренностей и решений».

Своего рода «точку» в оценках доклада Митчелла поставил, причем практически сразу же после его публикации, госсекретарь США К.Пауэлл, заявив 21 мая, что не существует связи между призывами Митчелла к немедленному и безусловному прекращению насилия и «последующими» мерами доверия, наподобие замораживания поселенчества. И далее: «Израильтянам будет трудно принять абсолютное замораживание поселенчества, рекомендованное Митчеллом, поскольку поселения являются вопросом, «который может быть рассмотрен только самими сторонами»44. И после этого уже можно согласиться с мнением, высказанным в лондонском журнале, специализирующемся на ближневосточной тематике, что «доклад Митчелла, при потворстве Запада, был развернут из проекта возобновления мирных переговоров в требование безусловного прекращения интифады. Он был эффективно лишен положения о замораживании поселенчества и низведен до механизма установления «прекращения огня» между армией завоевателей и колонизированным населением»45.

Можно сказать, что в контексте дипломатической борьбы вокруг рекомендаций доклада комиссии Дж. Митчелла американцам удалось сначала закрепить «последовательность» его основных рекомендаций, затем – убрать их понимание как единого целого, как своего рода «па-кета» взаимосвязанных и взаимообусловленных действий, основным смыслом которых были переговоры по окончательному статусу.

Между тем палестино-израильская конфронтация продолжала разворачиваться. «Ответные» репрессии Израиля в отношении палестинцев не только становились все более масштабными, но и обретали новое качество, будучи нацеленными против районов, которые по соглашениям на переходный период являются территорией, полностью подконтрольной палестинской администрации (зона «А»). Так, уже 19 мая израильские бомбардировщики F-16 нанесли ракетный удар по Рамалле и Наблусу.

Дипломатические последствия вызвал взрыв в тель-авивской дискотеке 1 июня, повлекший многочисленные жертвы среди гражданского населения. Под жесточайшим внешним давлением, в первую очередь, со стороны США и европейцев, под нажимом введенной Израилем военной блокады палестинских территорий и угрозы вооруженной акции46 Я.Арафат заявил в Рамалле 2 июня о прекращении огня. Эта «вынужденная декларация Я. Арафата о прекращении огня, очевидно, была колоссальным поражением его дипломатической стратегии в отношении доклада Митчелла, стратегии, которая связывала прекращение насилия с обязательством Израиля о выполнении других «политических» рекомендаций доклада – замораживании строительства поселений, выполнении обязательств по действующим соглашениям и возобновлении переговоров по соглашению об окончательном статусе»47.

Сразу после заявления Я. Арафата 5 июня Дж. Буш направляет на Ближний Восток директора ЦРУ Дж. Тенета с задачей «консолидировать» прекращение огня.

Дж. Тенет принимает израильский подход, что меры доверия, предусмотренные в «докладе Митчелла», как, например, замораживание поселенчества, должны последовать за «существенным периодом охлаждения продолжительностью порядка шести недель»48.

Речь фактически шла о дипломатическом упрочении ситуации, при которой в центре урегулирования кризиса оказывалась бы нормализация обстановки вне связи с политическими переговорами.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 


Другие рефераты на тему «Международные отношения и мировая экономика»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2021 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы