Католицизм

1. Вероучение римско-католической церкви

Хотя традиционной датой разделения церквей считается 1054 г., окончательное догматическое и каноническое оформление католицизма произошло значительно позже, а начался этот процесс намного раньше указанной даты. Первые симптомы будущего раскола обнаружились уже в V - VI вв. Своеобразие социокультурной ситуации, сложившейся в Зап

адной Европе в этот период, заключалось в практически полном отсутствии у церкви конкурентов во влиянии на общество в следствие упадка городов, низкого культурного уровня населения и слабости светской власти. Поэтому Западная церковь, в отличие от Восточной, была избавлена от необходимости постоянно доказывать свою правоту, свою верность учению Христа и апостолов, убеждать общество и государство в своем исключительном праве на посредничество между Богом и людьми. Она обладала несравненно большей свободой маневра и даже могла себе позволить внесение изменений в догматику, не опасаясь вызвать у кого-либо сомнения в своем правоверии.

Так, уже в пылу спора с арианами Западная церковь усмотрела «соблазн» в 8-м члене Никео-Цареградского символа веры - об исхождении Св. Духа от Отца. В этом западные отцы церкви увидели «умаление» Бога-Сына по отношению к Богу-Отцу. Поэтому на Толедском соборе в 589 г. было решено «подправить» этот пункт с тем, чтобы «уравнять» Отца и Сына: в него было добавлено слово «filioque» - «и сына». Учение об исхождении Св. Духа от Отца и Сына стало первым камнем преткновения в отношениях между Западом и Востоком христианского мира.

AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

С другой стороны, позиция отцов Толедского собора объясняется не только наличием свободы маневра в канонических и догматических вопросах, но и специфическим складом мышления. Западные теологи, будучи духовными наследниками римлян, славившихся рассудочностью и железной логикой, рано обнаружили в своем богословствовании склонность к прямолинейной простоте и однозначности в духе римской юриспруденции. Им был чужд свойственный грекам вкус к антиномиям и парадоксам. В противоречии, содержащемся в высказывании, западным теологам виделась логическая погрешность, которую надо устранить, либо уточнив тезис, либо отвергнув его. Данная позиция наглядно проявилась в полемике между Августином и Пелагием, исходом которой был задан вектор всего последующего развития западной теологической традиции.

Спор сводился к вопросу о соотношении божественной благодати и свободы воли. Пелагий отдавал приоритет второму, считая, что обретение спасения невозможно без осознанного стремления человека к воссоединению с Богом. В понимании же Августина такая трактовка означала умаление значения благодати, а значит - и церкви. В пелагианстве Августин увидел столь серьезную угрозу авторитету церкви, что вынужден был полностью отвергнуть концепцию свободы воли, развив прямо противоположное ей учение о единоспасающей благодати . А это привело Августина, а вслед за ним - и всю Западную церковь к кардинальному пересмотру учения о человеке (антропологии) и его пути к спасению (сотериологии). Согласно этой теологической концепции Бог создал человека из двух противоположных, а потому - неизбежно противоборствующих начал - души и тела. Но этот естественный раздор Бог устранил, наделив человека сверхъестественным даром благодати. Благодать, подобно «узде» сдерживала свойственные плоти низменные порывы и тем самым сохраняла гармонию души и тела.

Таким образом, греховность, согласно католическому вероучению - естественное свойство человеческой природы, а праведность - сверхъестественное, результат действия божественной благодати. Первородный грех не изменил человеческой природы, но он означал потерю благодати, т.е. той «узды», которая удерживала низменные побуждения плоти. Своими крестными муками Христос искупил первородный грех и тем самым вновь вернул в мир благодать. Но приобщение к ней возможно лишь через основанную Христом церковь.

Логическим выводом из этого тезиса стало учение о «сверхдолжных заслугах». Его исходной посылкой послужила подсказываемая рассудком мысль, что праведность святых и апостолов была несоизмеримо большей, нежели простых монахов или благочестивых мирян, а значит их заслуги перед церковью и Богом - сверх должных, т.е. «минимально необходимых» для обретения райского блаженства. А это, в свою очередь, порождает новый вопрос: что происходит с данным «излишком добрых дел», разницей между должным и совершенным? Очевидно, именно церковь, будучи «вместилищем благодати», может и должна распорядиться этой разницей, наделяя некоторой толикой из «запаса добрых дел» тех добрых католиков, кто искренне стремится к спасению души, но чьих собственных добрых дел не достаточно для обретения райского блаженства. С другой стороны, подобный вывод следовал из утверждения, что греховность естественна для природы человека, а потому, снисходя к его слабости, иное прегрешение можно и простить.

Это учение получило свое догматическое оформление в булле папы Климента VI в 1349 г., а практическим выводом из него стала раздача, а затем и продажа индульгенций - особых грамот, подтверждающих прощение грехов данного человека за счет его наделения некоторой толикой из «запаса добрых дел».

Другим выводом из тех же посылок стал догмат о чистилище - своеобразной промежуточной инстанции, через которую проходят души умерших, прежде чем попасть в рай или ад. Теологов смущало противоречие между представлением о рае как обители безгрешных праведников и убеждением в том, что «все не без греха». Выход был найден в утверждении, что после смерти человеческие души проходят очищение огнем, и лишь те, чьи грехи были невелики, очистившись, попадают в рай. Тогда как души, запятнанные смертными грехами, после чистилища низвергаются в ад. При этом время пребывания в чистилище зависит не только от тяжести грехов человека, но и от того, сколь усердно молится за него Церковь (а это, в свою очередь, зависит от того, насколько родственники усопшего готовы заказывать заупокойные службы, жертвовать на благо церкви и т.д.).Данное учение было известно на Западе еще в раннее средневековье, однако официальное догматическое оформление получило лишь на Ферраро-Флорентийском соборе в 1439 г.

Представление о греховности как качестве, имманентно присущем человеческой природе, заставило католиков внести существенные изменения и в трактовку образа Богородицы. Согласно католическому вероучению Дева Мария, чтобы быть достойной стать матерью Спасителя, была в виде исключения, «привилегии» еще до рождения освобождена от первородного греха. Она была зачата непорочно и получила дар «первобытной праведности», как бы уподобившись Еве до грехопадения. Это учение возникло еще в IX в., а в 1854 г. - было официально признано церковью как догмат о непорочном зачатии Девы Марии.

В свою очередь, убеждение в особых качествах телесного естества Богородицы по сравнению с обычной человеческой плотью, заставило католиков изменить представления и о ее кончине . В 1950 г. папой Пием XII был обнародован догмат о телесном вознесении Девы Марии.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «Религия и мифология»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы