Бог. Его имя. Философия

К понятию Единого Бога можно прийти многими путями, в том числе и рассуждая об имени Бога.

Проследим ход мыслей великого философа-теолога Николая Кузанского, который, учитывая удаление пространства в бесконечность в любую сторону или в сторону увеличения, ввёл понятие - Максимум: « .недаром великий Деонисий говорит, что понятие Бога приближается больше к Ничто, чем к Чему-то. Но святое не

знание учит меня: то, что кажется уму ничем, есть Непостижимый Максимум . В самом деле, если Максимум есть тот Максимум, которому ничто не противостоит, то ясно, что ему не может подходить никакое собственное имя; ведь все име­на налагаются, исходя из некоторой неповторимости смысла, благодаря которому одно отличается от другого, а там, где все вещи суть Единое, никакое собственное имя невозможно. Гермес Трисмегист справедливо говорит: «Поскольку Бог есть Всеобщность вещей, ни одно имя не есть его имя собственное, иначе или Бога пришлось бы назвать всеми именами, или все назвать Его именем».

Имена налагаются сообразно нашему различению вещей движением рассудка, рассудок не в силах выйти за пределы противоположности, и нет имени, которому в его движении не противопоставлялось бы другое. Соответственно, единству в движении рассудка противоположно множество, или многочисленность. Богу подходит не это единство, а такое, которому не противоположны ни различие, ни множество, ни многочисленность.

Это имя несказанно и превосходит всякое понимание. В самом деле, кто сможет понять бесконечное . Отсюда ясно, что утвердительные имена, которые мы приписываем Богу, Его бесконечно умаляют».

Ну что ж, добавить к этому почти и нечего, это всё-таки Кузанский.

Но сама тема довольно парадоксальна сама по себе. Казалось бы, всё понятно. Но попробуйте объяснить какому-либо верующему, что Брама, Яхве, Деос, Дао, Аллах, Господь и т.д. - это разные имена одного и того же Единого Единственного Бесконечного Бога. Видимо, даже когда верующий всё понимает, он ощущает некоторую ранимость. Начинает проявляться некая эгоистичность, тщеславие. Как бы в общности теряется интимность. Или хочется, чтобы имен­но твой Бог был самым реальным, самым мощным, самым большим, то есть был исключительно лучшим по сравнению с другими, а тут на тебе - Он оказывается общий и одинаковый у всех. И даже у самых матёрых атеистов.

И даже непривычно - наш стал у чужих, а чужой у нас, ну и что, что это одно и то же. И не с кем поспорить, и не кому нос утереть, и не в кого выстрелить. Трудно отделаться от этой эмоциональной примитивщины.

А ведь понятно, что если собрать сто человек ста национальностей, говорящих на ста языках и показать им одно яблоко, то они произнесут сто различных слов-названий, а если показать на одно небо, то все опять услышат сто различных слов, абсолютно одинаковых по смыслу. Точно такая же ситуация и с именем Господа.

В какой-то мере можно использовать слова-имена с нейтральным смыслом и без всякой окраски, например, - Единый, Сущий, Бесконечный и т.д Но очень проблематично использовать слова-имена-определения типа Мудрый, Сильный, Красивый и т.д В подобных случаях давать или приписывать какие-либо имена Единому Богу, озвучивать какие-либо качества и свойства просто глупо, безумно и опасно. Потому что, во-первых, - трудно вообще перечислить все имена и качества Беспредельного, Бесконечного и почти нам Неизвестного Бога. Делая что-то подобное мы выглядим смешно и нелепо, ибо этим ограничиваем, умаляем Единого Великого Бога. Более того этим вносим распри, кровь и войны, сумятицу в умах, непонимание и разногласия. При этом всегда можем потерпеть сокрушительное поражение от какого-либо умника, типа Секста Эмпирика. Вот от него показательный пример: « .если Он обладает всеми добродетелями, то Он обладает и мужеством. Если он имеет знание мужества, то имеет и знание страшного, что является опасностью для Него Самого. Если существует страшное для Бога, то оно способно Его отяготить. Следовательно, Он доступен отягощению и гибели, значит Он тленен». И еще: « .если Он имеет способность принимать хорошие решения, то и решает, если решает, то есть нечто неясное. Ведь если для Него нет ничего неясного, то Он и не решает и не обладает способностью принимать хорошие решения, - что нелепо.» Ну? Каково .?

Интересная дискуссия на эту тему получилась в православной церкви. Православный монах Иларион решил удалиться от суеты мира и поселился в одиночестве в горах Кавказа. Там, как и подобает такого рода преданным Богу и решительным людям - он усердно молился, и не просто молился, а упражнялся в «Иисусовой молитве», которая представляет один из видов медитации. Поэтому Иларион называл себя не просто «монах», а «схимонах». Видимо, благодаря своей чистоте и усердию он продвинулся в своём намерении очень сильно, и даже, возможно, получал неоднократно озарение. Об этом можно судить из его книги, которая называется «На горах Кавказа». В этой книге можно найти много интересного и мудрого, автор прошёл долгий путь и в своей мыслительной деятельности пришёл к многому тому, о чём мы уже говорили в первых главах. Один из главных его выводов: «Как Дух чистейший и беспредельный, Господь весь находится повсюду всем своим Существом». Книга стала быстро очень популярна среди священнослужителей, монахов и просто верующих.

Очень книга понравилась русским монахам, находящимся в монастырях Греции на Афоне, особенно они прониклись следующим выводом Илариона этой книге: «Имя Бога - это Сам Бог». Эту короткую фразу, мысль можно очень глубоко и по разному трактовать, и монахам она очень понравилась. Но руководство как в России, так и на месте вначале отнеслось к этому осторожно, а затем и вовсе не поддержало эту глобальную мысль и объявило ее ересью.

В Андреевском ските монахи сместили из-за разногласий по этому вопросу своего игумена, а позже их примеру поступили и другие; новое понятие приняли все монастыри Афона. Толпы монахов кричали: «Имя Божие - Сам Бог, Сам Бог!» Их назвали «имяславцы». В самой России это понятие поддержали многие известные люди, в их числе были С. Булгаков и П. Флоренский, который сделал существенную поправку к одному из вариантов этого понятия: «Имя Божье есть Бог, но Бог не есть (только) имя».

Руководство православной церкви назвало это бунтом и для начала прекратило «бунтовщикам» все поставки провианта из России. А затем послало туда войска во главе с архиепископом Рождественским. Конечно, убедить монахов с помощью армии было не возможно. С монахами обошлись как с обычными смертными бунтарями и около тысячи человек очень грубо, насильственно затолкали на пароход «Херсон», и повезли в Россию для наказания и перевоспитания. Этот случай очень актуален, ибо всё это произошло в нашем веке в 1913 году. Вообще, судьбе этих монахов не позавидуещь. Ведь уже через несколько лет пришли большевики . Как видите, эта тема совсем небезопасна.

На этом и закончим тему имени Бога. «Слава Ему, создавшему все вещи, сущность которых Он Сам». (Ибн Араби).

Теперь подведём итог пройденного. - Из всего рассмотренного материала бесспорно видно, что существует Один Единственный Бесконечный Бог. И все основные религии это признают. Они также единогласно признают наличие некой внутренней Божественной Иерархии. Во всех религиях неправильное понятие этих двух истин ведёт к поклонению одновременно многим Богам в одинаковой степени. Во всех религиях правильное понимание этих истин ведёт к поклонению Единому Богу и уважению к Его Иерархии. Поэтому не может быть никаких разногласий между верующими различных религий по сути понятия Бога. Все разногласия на эту тему смешны и глупы, в худшем случае специально надуманны или спровоцированы умышленно с какой-то корыстью. Все видимые различия в религиях - это различия в культах, которые устанавливают священники, это различия в способах поклонения и в формах почитания.

Страница:  1  2  3 


Другие рефераты на тему «Религия и мифология»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы