Аудио-видеозаписи как средства доказывания

На этом фоне по нашему мнению не выглядит целостной позиция Е.И. Ткаченко, воспринимающей возможность использования web-страницы в качестве доказательства в арбитражном судопроизводстве, т.к. процессуальное законодательство не содержит никаких прямых указаний на предоставление подобных материалов именно в бумажной форме[5]. В действующем процессуальном законодательстве России в отличие от други

х зарубежных стран не существуют конкретно перечисленные критерии достоверности данных, полученных с помощью компьютера. Именно отсутствие данных правил осложняет применение электронных документов в качестве доказательств по гражданским делам, а ссылка на факт отсутствия в процессуальном законодательстве прямых указаний только создает юридический риск непризнания юридической силы данного электронного документа. Данные критерии, на наш взгляд, должны быть не только "общими", но и специфическими, в зависимости от вида юридического электронного документа. Общие критерии допустимости данных доказательств, как нам представляется, следует перечислить в гражданском процессуальном законе, а специфические критерии в зависимости от вида электронного документа в соответствующих технико-юридических актах.

В работе В.А. Бабакова отмечалось в связи с данной новеллой Гражданского процессуального кодекса отсутствие четких родовых критериев при определении видов средств доказывания, как и то, что подобный подход может порождать ситуации неопределенности и определенные практические сложности с точки зрения допустимости тех или иных доказательств[6]. То, что подобные доказательства имеют специфические особенности (их могут иметь и другие, например, электронные карты со специальными ключами кодами), — еще не повод выделять их в самостоятельный вид доказательств (средств доказывания в процессуальной форме). Они действительно могут исследоваться в рамках подвидов вещественных доказательств[7]. С данной позицией В.А. Бабакова, на наш взгляд, вряд ли можно согласиться. Электронные доказательства[8] обладают существенной спецификой, которая должна быть отражена в материальном и процессуальном законодательстве. Во всяком случае, вряд ли можно электронные документы автоматически приравнивать к традиционным письменным, а иные современные источники информации — к вещественным доказательствам. Так как существуют специфические требования, предъявляемые к форме электронного документа, которые обеспечивают доказательственную функцию документа. Например, если на письменном документе возможно поставить печать и подпись, то на электронном документе сделать данную процедуру невозможно. Вычислительная система может запоминать происходящие с ней события в форме стандартных для всех вычислительных систем записей без искажений и разрушения, при этом возможно с заданным сроком хранения. Такие записи связаны со структурными изменениями в веществе носителя и на первый взгляд могли рассматриваться как вещественные доказательства. Однако как нельзя проанализировать и воспроизвести образы, запечатленные в мозге человека путем прямого исследования вещества мозга, минуя мыслительный процесс, так практически невозможно извлечь из памяти ЭВМ информацию путем прямого анализа физических свойств вещества — носителя информации, минуя вычислительный процесс. Поэтому записи на магнитных носителях в общем случае нецелесообразно и неверно относить к категории вещественных доказательств. Вместе с тем информация, содержащаяся в памяти одной ЭВМ, в большинстве случаев может быть воспроизведена на другой ЭВМ. Это отличает электронную запись от запоминания человеком и до некоторой степени роднит ее с документальными письменными доказательствами. В гражданско-правовом обороте в случае возникновения конфликта по договору и передачи его в суд документ несет в себе функцию удостоверения значимого факта, т.е. служит доказательством. При этом суд принимает бумажный документ и самостоятельно выясняет его содержание. Для этого суду не требуется какого-либо оборудования, поскольку информация закреплена на носителе с помощью традиционной знаковой системы на определенном языке и может быть воспринята судом непосредственно. Применительно к электронному документу вопрос об использовании его в качестве доказательства в суде не может быть решен так просто.

AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Визуально, т.е. непосредственно без использования специальной техники, суду электронный документ как таковой недоступен. Поэтому односторонняя оценка электронных документов только как вещественных доказательств или только как документов не является обоснованной. Форма фиксации информации в электронных документах существенно отличается от письменного документа. Отличие заключается в том, что в письменном документе выражена мысль автора. Позиция автора в письменном документе основана на субъективной переработке полученной информации. Материалы применения научно-технических средств (это касается не всех электронных документов, а в частности звуко- и видеозаписи) не содержат субъективной переработки информации.

Доказательственная функция нотариата связана с существом нотариальной деятельности — созданием квалифицированных письменных доказательств. Практически все специалисты сходятся на том, что доказательственная функция — важнейшая в деятельности нотариата, поскольку само происхождение профессии нотариуса отражает потребности развивающегося гражданского оборота. Например, президент Международного союза латинского нотариата А. Швахтген отмечал доказательственную силу нотариального акта в разных аспектах: как обеспечивающего дополнительную защищенность доказательству; как облегчающего процесс доказывания. Выполняя свои обязанности, нотариус занимается, в частности, обеспечением квалифицированных доказательств в различных сферах, включая гражданский оборот. В континентальном праве положения, содержащиеся в нотариальном акте, обладают разной степенью доказательственной силы. В частности, объем доказательств допустимых в нотариальном процессе ограничен характером и методом деятельности нотариуса. Он разрешает дела, в которых отсутствует спор о праве. Так, в отличие от правил гражданского или арбитражного судебного процесса нотариус принимает только письменные доказательства (документы), а в некоторых случаях — заключения экспертов. В нотариальном же процессе допустимы в качестве письменных доказательств только документы на бумажном носителе.

Институт судебного приказа существует в ГПК РФ с 1995 года. Выдача судебного приказа первоначально была рассчитана на граждан. Однако преимущества оперативного рассмотрения были настолько важны для интересов юридических лиц, что данный институт упрощенного производства был предусмотрен и в арбитражном процессе. Согласно п. 2 ст. 122 ГПК РФ судебный приказ выдается, если требование основано на сделке, совершенной в простой письменной форме. В данном случае судебный приказ не может быть выдан на основе сделки, совершенной в электронной форме. Данная ситуация вполне объяснима, т.к. приоритет имеют только письменные документы, выданные с помощью электронно-вычислительной машины. Можно утверждать, что в недалеком будущем возможность выдачи судебного приказа по вопросу сделки, совершенной в электронной форме, вполне имеет право на существование. И первым шагом к данному направлению будет, как правило, разработка критериев достоверности, по которым возможно использовать электронный документ как при заключении сделок в гражданском обороте, так и в суде.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8 


Другие рефераты на тему «Государство и право»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы