Возрождение духовных традиций гуманной педагогики

Изучая проблему влияния религиозной культуры на развитие педагогической мысли, невозможно пройти мимо такого необычного явления в педагогике, как духовные откровения величайшего гуманиста, польского педагога Я. Корчака. "Наедине с Господом Богом", - именно так назвал он одну из своих книг, добавив при этом: "Молитвы тех, кто не молится" (1922). У Я. Корчака были свои сложные

отношения с церковью, но не с Богом: "Отче наш, как же странен мир, сотворенный Тобой. Какую странную балладу играет этот мир на арфе моей души". Велика потребность в общении с Высшим: "Боже Лучезарный! - пишет Я. Корчак в "Радостной молитве". - Расправил я плечи, глаза распахнул, грудь выпятил, улыбаюсь, голову высоко поднял. Смотрю, жду, слушаю. В жилах не кровь бьет. А что? Радость! Чего Ты хочешь, Боже Лучезарный, за Твои щедрые дары? Что до меня, то крылья мне не нужны: земля мне в радость. И пусть облака надо мной, а вокруг зелень молодая, чистая, и ручеек пусть журчит. Пью я воздух: "Твое здоровье, Боже"[3, с.183].

Особое место в ряду размышлений педагога занимает "Молитва воспитателя", раскрывающая сокровенный смысл процесса воспитания как некоего особого таинства. Януш Корчак, так пламенно поведавший миру о том, "как любить ребенка", величайший из педагогов-гуманистов, завещал потомкам такую силу Духа, силу Любви, которая сконцентрировала в себе высший смысл и великую духовность педагогики.

Эту духовную силу мы находим в педагогике А.С. Макаренко. Пройдя сквозь череду испытаний, в 1935 г. в письме к Горькому педагог с горечью признавался в том, что люди стали "деловые и суровые", что "умеют возиться только с материей, что явления в собственных душах для них стали непосильными" [4].

Тревожные нотки в размышлениях о состоянии духовности в обществе звучат у В.А. Сухомлинского, который также обеспокоен "жутким тяготением к жестокости, одеревенением, окаменением юных душ в результате того, что человек в юные годы теряет веру. Становится неверующим ни во что - это же страшно. Не верит в добро. Не верит в святыни, не верит в человека, не верит сам в себя", - сетует он в письме к писателю А.И. Шарову [Цит. по: 5, с.77].

Забота о душе и духовности побуждает В.А. Сухомлинского, нарушив запреты и ограничения, выразить сокровенное: "Возлюби ребенка. Возлюби его сильнее, чем самого себя. Уверуй, что ребенок чище, лучше, честнее, талантливее тебя. Всего себя отдавай детям, и только тогда ты сможешь именоваться Учителем" [6, с.42]. В каких потаенных уголках души жило это слово, которое, вырвавшись наружу, разбудило, заставило дремлющее учительство поверить в то высокое, чистое и светлое, что несет в себе гуманная педагогика?"Возлюби ребенка!" - для многих это прозвучало как долгожданная заповедь, как живое слово, адресованное учителю, каждому, кому доверена судьба детей.

Аксиологической основой христианского учения принято считать Слово Господне: "Заповедь новую даю вамъ, да любите другь друга" (Ин.13: 34). В этих словах усматривается обобщение всего учения Христа, его главный смысл и высшая педагогическая мудрость - умение любить. Многие поколения задавали себе вопрос: в чем же новизна христовой заповеди?

И каждое время находило для себя свой ответ, свое понимание и толкование. Св. Иоанн Златоуст писал: "Христос сделал заповедь новую по образу любви, указывая при этом, что заповедь Господа о любви нова по силе и степени предписываемой ею любви".

Александр Мень считал, что только близорукие люди могут воображать, что христианство уже было, что оно состоялось. "Оно сделало лишь первые, я бы сказал, робкие шаги в истории человеческого рода. Многие слова Христа нам до сих пор непостижимы, потому что мы еще неандертальцы духа и нравственности, потому что евангельская стрела нацелена в вечность, потому что история Христианства только начинается" [7, с.413].

Согласно учению Христа, в Слове сокрыта сила Божественной благодати, ибо в нем действующей силой является любовь. Слово есть орудие ее, от нее оно зарождается, ею оно проникается и одушевляется. Венец слова Божия - Евангелие, и оно есть воплощение любви.

Евангелие есть самое возвышенное учение о человеке, оно несет в себе исключительно высокую мораль. Как произведение подлинного высочайшего гуманизма, оно содержит в себе призыв к свету, к любви, к справедливости и к духовному совершенству: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин.15, 12-13). Это подлинные слова Христа, которые являются основой христианской морали и добрых отношений между людьми. Мы еще только прикасаемся к смыслу, ощущению, внутреннему пониманию и осознанию Слова.

Познание христианского учения позволяет определить новое соотношение философии, социологии, педагогики, психологии, осознать, что философия выполняет по отношению к педагогике важную функцию объединения ее понятий и категорий на единой фундаментальной основе. Даже в трудных условиях идеологического давления выдающиеся педагоги стремились сохранить духовность педагогики.

"Пусть философия определяет направления поиска дидактических средств включения личности в ауру духовности, - писал И.Я. Лернер. - Философской проблемой дидактики являются соотношение и взаимосвязь рационального и иррационального, разума и веры, науки и религии или любой другой мифологии в социальной культуре. Современная дидактика без учета этой проблемы во многом бессильна" [8, с.18].

Духовность как вершина педагогической реальности позволяет наполнить особым светом образовательный процесс, вносит гармонию мыслей и созвучий во все педагогические измерения, органично соединяя в себе светское и религиозное начала.

Воспитание бережного, почтительного отношения к высшим ценностям прошлого показывает, что педагогика религиозная и педагогика светская, имея различия на уровне целей и задач, наследуют и глубокое внутреннее сходство: и та, и другая направлены на внутреннее совершенствование личности.

Объединение сознания и подсознания через духовность позволяет личности достичь необычайной силы вдохновения, подняться на вершину творчества. При этом чувственные переживания высокого духовного порядка гуманизируют самые различные виды общественных отношений.

Вырастая из глубокой духовной близости, такие отношения ведут к новому пониманию ценности знания, к новому ощущению педагогической реальности. Согласно христианскому учению, зерно духовности изначально дано человеку Богом, а его взращение и возвышение зависит от самого человека.

Наследуя идеи гуманной педагогики, Ш.А. Амонашвили раскрывает уникальные возможности развития личности как ученика, так и учителя, открывает свой путь к высокой духовности.

Он предлагает философско-педагогическое понимание целостности природы ребенка. Педагог деликатен в своих высказываниях и в силу этого основу гуманно-личностной педагогики выстраивает на допущениях, фундаментальных аксиоматических началах, составляющих Истину мировой классики. Суть их складывается из трех следующих положений:

Страница:  1  2  3 


Другие рефераты на тему «Педагогика»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2021 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы