Моя родословная

В 1954 году прабабушка Вера Ивановна начала преподавать в школе техническое черчение, труд и стала на целых 15 лет бессменным председателем родительского комитета школы. Она нашла себя в педагогической деятельности.

К тому времени, когда разъехались все эвакуированные и высланные люди, уже стала подниматься на более высокий уровень культурная жизнь города. Построили кинотеатр, Дом культуры

"Рыбник", принадлежащий рыбоконсервному комбинату, открылась музыкальная школа, в 1964 году создался народный хор, получивший позднее звание "академический".

Мои множественные наброски не очень-то складываются в связный рассказ, уж больно их темы различны. Поэтому следующая глава моего повествования называется…

Отдельные эпизоды из жизни семьи

Первые годы – самые трудные.

Оставшись в Сибири, бабушкины родители привыкли к ней и полюбили.

Сразу после войны, конечно, было очень трудно и голодно. Жили в маленькой квартирке в доме барачного типа. Не было вторых оконных рам чтобы утеплиться на зиму. Дров им, приезжим, взять было негде. Всё лето прадедушка ходил в лес и в поле с двухколёсной хозяйственной тачкой корчевать пни для топки печи. Пни смолистые, но корявые и сырые, их нужно долго сушить на солнце, а потом уже рубить. Рубить их очень сложно, настолько они корявые. Просто топором не разрубить. Прадедушка сделал в своём механическом цехе штук пять металлических клиньев и тяжёлую кувалду.

Вечером после работы, поев и немного отдохнув, прадедушка выходил во двор рубить пни. Сделав поверхностный надруб топором, вставлял в эту щель клин и начинал бить по нему кувалдой. Моя бабушка и её мама всегда выходили на крыльцо, усаживались и смотрели на эту работу. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Зрелище замечательное, т. к. с каждым ударом металла о металл из-под кувалды летят снопы искр и целые всполохи огня. Это было очень красиво в летние сумерки. Некоторые пни бывали подгнившими, и когда нарубленные куски заносили в дом и складывали за печку, всё запечье в темноте полыхало зелёным фосфорисцирующим светом от микроорганизмов, вызывающих гниение древесины. Добытых таким трудным способом дров, конечно, было мало и печь замой протапливалась слегка только для того, чтобы приготовить немудрёный ужин. Приходилось и зимой выезжать в поле за топливом, но это было очень тяжело: снег в Сибири – по пояс, найти что-то в снегу – нужно очень потрудиться. Однажды прадедушка заблудился в лесу и уже почти ночью прабабушка побежала к Христофориди звать на помощь. Вся их семья вместе с женщинами пошла в лес, прабабушка осталась дома, т. к. у них был ещё маленький ребёнок Игорь, родной брат моей бабушки. Через некоторое время привели домой промёрзшего прадедушку.

А по воскресеньям прадедушка брал с собой маленькие санки, складывал на них остатки того, что привезли с собой в эвакуацию: бабушкино красиво вышитое бельё, постельное бельё, и вёз на базарчик в город поменять на какие–нибудь продукты. Часто возвращался ни с чем, а однажды привёз свиную требуху. Прабабушка стала срочно мыть её и чистить, затопила уже в сумерках печь и стала варить этот продукт, который распространял по дому очень неприятный запах. Взрослые поели, а бабушка в этот вечер легла спать голодная. Семья так обеднела, что у них на двоих взрослых были одни валенки, старые, растоптанные, в заплатах, и в туберкулезный диспансер на приём прабабушка ходила зимой в резиновых ботиках и в пальто с высоко поднятым воротником без платка, т. к. его не было – обменяли на продукты.

Природа Сибирского края. Об охоте и рыбалке

В те же ещё довольно трудные годы – конец пятидесятых, прадедушка очень пристрастился к охоте на водоплавающую дичь и ловле рыбы на удочку. Постепенно завёл себе целое рыболовное хозяйство: изготовил из черёмуховых молодых тонких стволов удилища, приобрёл крючки, целую бобину тонкой суровой нити (лески и капроновой нити ещё не было), грузила и поплавки сделал сам.

А весной и осенью прадедушка ходил на охоту.

Сначала, когда своего ружья не было и приходилось его у кого-то просить, ходил только на вечернюю зорьку на болота, которых вокруг Колпашево – изобилие. Позднее прадедушка купил двуствольное ружьё Ижевского оружейного завода, "ижевку", как сами охотники называли, и ещё позднее – "тулку" - ружьё тульского оружейного завода, тоже двуствольное.

Бабушка ездила в город в магазин, который среди охотников называли "охотсоюз", по прадедушкиному охотничьему билету покупала положенное количество дроби, пороха. Порох был дымный и бездымный. Сейчас бездымный порох по внешнему виду напоминает бабушке чай "матэ", выращиваемый в Латинской Америке. Когда не было в продаже дроби, её делали сами. В сосновом брусочке шириной примерно 6 сантиметров нарезали 3 – 4 дорожки нужной ширины, например, самой популярной дробью была дробь №3, т. е. дробина имеет диаметр 3 миллиметра. Вот для этой дроби дорожки были шириной 3 миллиметра. В эти дорожки заливался расплавленный в жестяной банке свинец, который легко плавится на керогазе. Когда эти свинцовые "палочки" остынут и застынут, их обычным ножом режут на кусочки длиной 3 миллиметра. Эти кусочки ссыпают в чугунную сковородку, сверху ставят ещё одну и начинают вращать. Свинец металл мягкий, очень быстро укатывается в шарики, правда шарики с углублениями, трещинками по бокам, часто кривоватые, но это уже дробь.

Когда прадедушка садился заряжать патроны, никто не должен был к нему подходить, считалось, что это опасно, хотя прадед работал очень осторожно.

Сначала нужно в пустую патронную гильзу 16 калибра осторожно вбить молотком капсюль. Когда всё запланированное количество патронов уже заряжено капсюлями, всыпается мерка пороха, вдавливается картонный пыж. Затем всыпается мерка дроби и вдавливается уже войлочный пыж. Этих пыжей в любой охотничьей семье можно было нарубить сколько угодно, поскольку вся Сибирь в те годы ходил в войлочных валенках. Валенки ставили на ночь сушить на протопленную печь, а то и клали их в духовку. Печи были сложены из кирпича, топка, естественно, находилась в кухне, а нагревающаяся часть печи, где находился дымоход, её называли щитом, выходила в спальню или в "горницу". Около щита обычно ставили кровать или топчан, чтобы было тепло спать. Так вот в щит была вделана духовка. В неё и клали валенки, или кошка забиралась спать в тепле. Очень часто, начиная топить печь, хозяйка забывала, что в задней комнате сохнут валенки, и обнаруживалось это только когда в доме начинало пахнуть палёной шерстью. А то бывало, и тоже очень часто, что духовку закрывали на задвижку, а там спокойно спала кошка. И когда раздавался ужасный вой в доме и грохот в духовке, разносился запах горелой шерсти, сломя голову бегут открывать духовку и "спасать" валенки; кошки же пулей с воем выскакивают сами и просятся на улицу. Вот поэтому у многих сибиряков валенки были с рыжими подпалинами, а кошки хроменькие. Набив патронтаж патронами прадедушка готовил для похода на охоту на несколько дней старое ватное одеяло, мешок с чучелами уток, скрадок из рогожи, сумку с немудрёной едой, надев резиновые бродни, тёплую фуфайку, взяв весло для обласка, навьюченный прадедушка уходил на охоту дня на 3 –4, смотря сколько получил отгулов.

Страница:  1  2  3  4  5  6 


Другие рефераты на тему «Педагогика»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы