Культурный феномен классицизма

Заработок на криптовалютах по сигналам. Больше 100% годовых!

Заработок на криптовалютах по сигналам

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно.

Обращайтесть в телеграм LegionCryptoSupport

Термин "классицизм" (иногда "неоклассицизм", или "ложный классицизм") при характеристике средневековой арабской литературы прочно вошел в научный оборот. В трудах современных исследователей иногда делается осторожная попытка найти в арабском классицизме черты сходства с французской литературой XVII в.; иногда понятие «классицизм» связывается с определенной эпохой —

IX-Х вв., а порой дается основанная на собственном определении понятия общая характеристика арабской культуры средних веков как классицистической[3].

Действительно, арабскую поэзию периода зрелого средневековья, точнее, начиная с IX в. можно охарактеризовать как литературу "классицизма", — разумеется, не вполне в том смысле, какой вкладывается в это понятие применительно к западноевропейской и русской литературам XVII и XVIII вв., хотя в арабском и европейском классицизме есть свои точки схождения. Классицизмом обычно именуют нормализованное, подчиненное строгим правилам искусство, ориентирующееся на древность, признаваемую классической, творениям которой надлежит всячески подражать как непревзойденному этическому и эстетическому идеалу. Соответственно под арабским классицизмом начиная с IX в. подразумевается обращенность к формам и образцам доисламской поэзии в органическом сочетании со сложившимся в условиях зрелого средневековья «новым поэтическим стилем», со всем его богатством приемов и фигур. Синтез этих двух начал лег в основу нормативных предписаний классицизма, зафиксированных в трудах средневековых арабских критиков. Своего высшего расцвета арабский классицизм достиг в Х-XII вв., когда окончательно сложился поэтический канон как система устоявшейся нормативной художественной символики и семантики.

В эпоху литературного расцвета арабский поэтический канон, понимаемый как воплощение некоего абстрактного идеала, обеспечивал высокий уровень поэтической культуры и побуждал к интенсивным творческим поискам, поскольку поэты, стремясь превзойти предшественников и современников, старались найти более совершенное словесное выражение для нормативных тем и образов. Вместе с тем канон в известной мере тормозил развитие поэтического искусства, стесняя и ограничивая творческий потенциал поэта жесткими законами нормативной эстетики. Противоборство этих двух начал можно наблюдать в творчестве почти всех средневековых поэтов. При этом, если требования канона помогали наиболее талантливым художникам оттачивать мастерство, то художникам меньшей одаренности они давали возможность изощряться в варьировании традиционных тем и образов. Оставаясь характерной типологической особенностью средневековой арабской поэзии на протяжении многих столетий, классицизм после XII в. постепенно вырождается в лишенное творческих импульсов эпигонство и сохраняется в этом виде весь период позднего средневековья, вплоть до конца XVIII в.

3. Проблема стереотипов в осмыслении культурного феномена классицизма

«Мне бы хотелось в заключение придумать что-нибудь необыкновенное, блестящее, сверкающее, содержащее в себе определенную мысль»

Бомарше, «Севильский цирюльник»

Считается, что классицизм — это прежде всего жесткая система правил. В классицистических произведениях общегосударственное должно преобладать над частным, изображать следует не сущее (правдивое), а должное (правдоподобное), ориентироваться нужно на античность и облагороженную природу, необходимо соблюдать принцип соответствия формы и содержания, в драматургии, помимо всего прочего, автор обязан придерживаться так называемого «правила трех единств». Если же к приведенному выше перечню основ классицистической поэтики добавить другие, не менее важные пункты, касающиеся сугубого рационализма, дидактизма, гражданственности и монументальности искусства и литературы классицизма, то даже абсолютно не искушенному в проблемах эстетики реципиенту станет совершенно очевидно, что он имеет дело с глубоко кондовой, иерархичной и авторитарной по своей сути системой. Тем не менее, таковой системой классицизм может показаться лишь на первый взгляд.

Все без исключения исследователи, рассматривавшие творчество крупнейших представителей классицизма, принадлежавших к различным сферам мировой художественной культуры, неизменно обращали внимание на периодически встречающиеся в произведениях этих авторов «нарушения» правил и видимые «отклонения» от классицистических канонов. В большинстве случаев подобные «досадные недоразумения» объяснялись ими весьма просто и традиционно: этот писатель (художник, скульптор, архитектор и т.п.) был выдающейся личностью и слишком творческим человеком, органически не способным всегда соблюдать очень строгие требования эстетики классицизма. Но интрига и особая пикантность данной ситуации заключается именно в том, что единых, не подлежащих сомнению требований в системе классицизма, одинаковых для разных государств и разного времени, никогда не было, как не существовало и единой классицистической поэтики.

Во-первых, так называемая «теория классицизма» в действительности представляла собой целый ряд отдельных трактатов, полемических работ и поэтик, принадлежавших перу самых разнообразных по своим воззрениям деятелей культуры XVII — начала XIX вв. Эстетические суждения, приводимые в трудах Ж. Шаплена, Ф. д’Обиньяка, Н. Буало, Д. Драйдена, А. Поупа, В.К. Тредиаковского, М.В. Ломоносова и др., нередко весьма существенно отличались друг от друга (особенно в деталях) и, по сути дела, имели откровенно декларативный, подчеркнуто теоретический характер. К тому же, начиная со второй половины XVII в., классицизм вел непрерывный диалог внутри себя, выражавшийся, в частности, в чрезвычайно бурных дискуссиях его крупнейших представителей, касавшихся вопросов поэтики и доходивших порой едва ли не до выяснения отношений врукопашную.

Во-вторых, большинство теоретиков классицизма было настроено далеко не столь ортодоксально, как это зачастую преподносится современными исследователями[4]. В классицистических трактатах речь шла, как правило, о возможном, целесообразном и желательном, что отнюдь не исключало наличия адекватных конкретной ситуации художественных вариантов и, тем более, различных исключений. Именно благодаря подобной гибкости эстетики классицизма даже его наиболее последовательные адепты-теоретики (например, Буало и Ломоносов) имели полное право не соблюдать в своих произведениях собственные (!), высказанные ранее предложения и пожелания.

На основании всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. Современные представления о классицизме являются некой механической суммой, квинтэссенцией, извлеченной из самых разных классицистических трактатов и поэтик, и ни в коей мере не отражают истинной, многогранной и диалогической, сущности данного направления.

2. Эстетика классицизма никогда не сводилась к одним только «правилам», будучи достаточно гибким и подвижным культурным организмом. «Исключения из правил» находились не вне, а внутри этой системы; они были изначально предусмотрены многими ее теоретиками и должны рассматриваться в качестве полноправного элемента поэтики классицистических произведений.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «Культура и искусство»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2021 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы