Развитие взглядов на ведение оборонительных действий советских войск в 30-е – начале 40-х годов

Переход Советской Армии к стратегической обороне в начале войны вызвал необходимость разработки форм и способов ведения оборонительных операций и боёв, наиболее полно отвечающих сложившимся условиям. Вместо равномерного распределения сил и средств по фронту, вызванного стремлением надёжно прикрыть все направления ограниченными силами, они стали сосредоточиваться в районах и полосах, от удержани

я которых зависела устойчивость всей обороны. Развитие оперативной обороны шло по линии увеличения её глубины, повышения плотности сил и средств, особенно противотанковых, на главных направлениях, а также по пути дальнейшего совершенствования инженерного оборудования оборонительных полос.

Заключение

Трагические итоги недоработки оборонительной доктрины СССР накануне Великой Отечественной войны известны. середине июля 1941 г. из 170 советских дивизий, принявших на себя первый удар германской военной машины, 28 оказались полностью разгромленными, 70 дивизий потеряли свыше 50% своего личного состава и техники. Особенно жестокие потери понесли войска Западного фронта. Из общего числа разгромленных на советско-германском фронте дивизий 24 входили в состав этого фронта. В катастрофическом положении оказались и остальные 20 дивизий этого фронта. Они потеряли в силах и средствах от 50 до 90%. За первые три недели войны Красная Армия лишилась огромного количества военной техники и вооружения. Только в дивизиях (без учета усиления и боевого обеспечения) потери составляли около 6,5 тыс. орудий калибра 76 мм и выше, более 3 тыс. орудий противотанковой обороны, около 12 тыс. минометов и около 6 тыс. танков. Военно-Воздушные Силы за это время потеряли 3 468 самолетов, в том числе значительное количество машин новых конструкций. Уже к полудню 22 июня в ходе бомбардировок советских аэродромов немцы уничтожили 1 200 самолетов, из них свыше 800 - на земле. Потери Советского Военно-Морского Флота составили: 1 лидер, 3 эсминца, 11 подводных лодок, 5 тральщиков, 5 торпедных катеров, ряд других судов и транспортов. К концу 1941 г. Красная Армия потеряла практически весь первый стратегический эшелон - наиболее подготовленные кадровые войска. Только военнопленными, как это теперь установлено, потери за это время составляли около 3,9 млн человек. К 10 июля немецкие войска продвинулись в глубь советской территории: на главном, западном направлении - на 450-600 км с темпом продвижения 25-35 км в сутки, на северо-западном направлении - на 450-500 км с темпом 25-30 км в сутки, на юго-западном направлении - на 300-350 км с темпом 16-20 км в сутки. Для сравнения: потери вермахта за этот период составили около 40% танков от первоначального состава, из них 20% - боевые потери; 900 самолетов; на Балтике - 4 минных заградителя, 2 торпедных катера и 1 охотник. В личном составе потери вермахта, по немецким данным, составили около 100 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести 27. Такие потери немцев, хотя и превышали значительно их потери в предыдущих боях в Западной Европе, ни в какой мере не были сопоставимы с потерями советских войск.

Всего этого, скорее всего, можно было бы избежать, если бы не репрессии конца 30-х гг. против высшего командного состава советской армии, уничтожившие наиболее талантливых полководцев-стратегов и военных теоретиков. Новое поколение командиров и разработчиков военной теории оказалось не способным противопоставить что-либо соразмерное детально разработанной в начале 30-х гг. теории глубокой операции, и поэтому чисто механически взяло ее на вооружение. Таким образом, несмотря на то, что большинство создателей и пропагандистов теории глубокой операции было уничтожено, сама она парадоксальным образом их пережила и фактически стала определяющей для военной стратегии СССР в 1940 – 1941 гг. Тем не менее, даже несмотря на репрессии, как показывают некоторые исследования [1], началу войны армии удалось подойти с достаточно высоким образовательным уровнем высшего офицерского состава. Главным недостатком офицерского корпуса перед войной являлась низкая подготовка огромной массы командиров среднего звена. Значительная группа офицеров с невысоким уровнем образования, влившаяся в РККА в предвоенные годы, была неизбежным следствием ее незапланированного развертывания. Опыт прохождения службы в занимаемых должностях был невелик, но, как показывает предшествующий опыт массового развертывания новых формирований, вряд ли он мог быть выше при данной системе подготовки, выдвижения и накопления высших военных кадров. Вред, нанесенный репрессиями, заключаются не столько в снижении уровня подготовленности кадров, их некомплекте и недостатке опыта прохождения службы в соответствующих должностях, сколько в нагнетании атмосферы страха и неуверенности среди командного состава. Оценить влияние этих факторов на состояние офицерского корпуса при помощи существующих методов пока не представляется возможным [2].

В 80-е гг. на этой почве среди историков и даже беллетристов возникла идея, что Советский Союз даже готовил упреждающий удар по Германии - имеется ввиду нашумевшие книги В. Суворова «Ледокол» и «Аквариум», где подробно излагается данная точка зрения. Согласно ей, ошибки и просчеты советского военно-политического руководства являются вовсе не наивными заблуждениями, а следствием вполне продуманных мероприятий с целью подготовки упреждающего удара и последующих наступательных действий против Германии. Этому стратегическому замыслу и был подчинен принцип оперативного построения войск первого стратегического эшелона. На деле же войну пришлось начинать в условиях мощного неожиданного удара со стороны противника неорганизованными оборонительными действиями. К тому же войсками, практически повсеместно застигнутыми врасплох. И хотя концепцию В. Суворова большинство историков не принимает, она все же заслуживает внимания хотя бы в том, что наглядно демонстрирует в каком плачевном состоянии тогда находилась оборонительная теория в СССР.

Литература

1. Вопросы стратегии и оперативного искусства в советских военных трудах (1917—1940 гг.) - М., 1965.

2. Герасимов Г.И. Действительное влияние репрессий 1937 – 1938 гг. на офицерский корпус РККА / Г.И. Герасимов // Российский исторический журнал. – 1999. - №1.

3. Доклад Председателя Государственного Комитета Обороны на торжественном заседании Московского Совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями города Москвы 6 ноября 1944 г. // Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. – Т. 2. - М., 1946.

4. Иванов В.В. Артиллерийская оборона укреплённых полос / В.В. Иванов. - М., 1931.

5. Михеев П.А. Причины поражений Красной Армии в первый период Великой Отечественной войны / П.А. Михеев. - М., 1995.

6. Новиков В.Н. Накануне и в дни испытаний / В.Н. Новиков. - М., 1988.

7. Развитие тактики Советской Армии в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). - М., 1958.

8. Тактика. – М.: Воениздат, 1987.

9. Тухачевский М.Н. Избранные произведения. В 2-х т. — М.: Воениздат, 1964.

Страница:  1  2  3  4  5  6 


Другие рефераты на тему «Военное дело и гражданская оборона»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы