Авторская позиция как выражение субъективного начала в журналистском тексте (на материале красноярской прессы в период 1996-1998гг.)

Если ложь Горбачёва прикрыта хотя бы фиговым листком, то ложь Ельцина стала наглой, беспардонной и, можно сказать, - издевательской. Эту стратегическую линию он продолжает и сегодня, хотя народ уже давно разобрался в том, кто сел на его шею и с кем он имеет дело. (Красноярская газета, 3.04.96)

При этом журналист берёт на себя ответственность, что именно так, а не иначе, думает весь народ.

Вообще, надо сказать, отождествление себя с народом и высказывание какого-либо субъективного мнения от его (народа) имени как единственно возможного и правильного очень характерно для отдельных журналистов и нередко встречается в СМИ. Главное, “уклониться от настоящей аргументации (т.е. обоснования своих утверждений фактами, достоверными данными) и добиться успеха, признания своей позиции читателем путём “заигрывания” с ним, лести в его адрес. В данном случае используется психологический механизм, побуждающий человека разделять точку зрения того, кто об этом человеке высокого мнения, ценит его ум, вкус, интуицию и другие достоинства” (20, 111). Здесь может быть как прямое обращение к аудитории, так и отождествление журналистом самого себя с теми, для кого он пишет. Например:

Хочется спросить читателя: знаете ли вы другого российского политика, имеющего подобный авторитет в мире? Подумайте не спеша, и всё равно не вспомните. Политика, не занимающего никакого официального поста, но которого принимают и внимательно выслушивают во Всемирном нефтяном клубе и Конгрессе США? Имя этого политика – Александр Лебедь. (Комок, 8.04.98)

AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Или:

В результатах голосования проявился, прежде всего, протест против нашей униженной жизни, против социальных издержек неумело проводимых реформ. Но в них отчётливо прозвучала и надежда на лучшую долю, что с приходом А. Лебедя будет наведён порядок в нашем общем доме. Плыть и дальше “по воле волн” уже невозможно. Пришло время для энергичной, понятной всем нам, красноярцам, экономической и социальной политики. (Красноярский рабочий, 19.05.98)

Или:

… (Лебедь – Н.Б.) не любит войну, но любит армию, а значит, не хочет, чтобы она несла потери. Армия – это средство устрашения противника. Отсюда и командирский рык, и грозный взгляд. Те, кто не видит за ними проницательный ум и талант политика-управленца, либо обмануты контрпропагандой соперников, либо вообще не разбираются в людях.

(Сегодняшняя газета, 15.04.98)

Очевидно, что здесь журналист стремится отождествить себя с той или иной группой, “стать одним из многих”. Тем самым, люди чувствуют такую поддержку со стороны пишущего. В этих случаях журналисты, скорее всего, сами того не осознавая, опираются на социально-психологические методы. Н. Н. Богомолова в своём исследовании “Социальная психология печати, радио и телевидения” (3) выделяет несколько функций массовой коммуникации. Две из них как нельзя кстати подходят под вышеназванные примеры. Одна - “функция аффилиации (приобщение к группе, сопричастности с ней) имеет своей основой потребность человека чувствовать свою приобщённость к одним группам и отмежевание от других. Удовлетворение данной потребности способно повышать у человека чувство собственной защищённости, уверенности в своих силах и т.д. Важную роль в данном случае играет психологическое отнесение человеком себя к тем или иным значимым для него группам, т.е. референтным, мнение которых авторитетно для человека по самым различным причинам (об этом речь уже шла в начале этой главы). В основе выбора человеком тех или иных референтных групп лежат его взгляды, убеждения, ценностные ориентации” (3, 22). Вторая функция тесно связана с первой. “Функция самоутверждения проявляется в таких явлениях как нахождение реципиентами в сообщениях массовой коммуникации прямой или косвенной поддержки тех или иных ценностей, идей, взглядов самих реципиентов и их референтных групп” (3, 24).

5). Сравнение.

Суть этого приёма в том, что журналисты в своих материалах сопоставляют личные, деловые качества и пр. двоих кандидатов. Наиболее ярко это проявилось в заголовках, например:

Уж лучше гневный Зубов, чем обыкновенный Лебедь с амбициями. (Красноярский комсомолец, 7.05.98)

Или наоборот:

Теперь у меня нет выбора – за кого голосовать. Ну не за анпиловщину же, в конце концов! Уж пусть лучше Лебедь в руке, чем журавль в небе!

(Красноярские профсоюзы, 1996,№25)

Ещё:

Придя к власти, Ельцин не только избрал главным методом общения с народом обман, но и пошёл дальше Горбачёва: взялся за дубину и сделал президентский кулак основой управления страной.

(Красноярская газета, 3.04.96)

Как правило, журналисты очень редко аргументируют свою точку зрения, опираясь, по всей видимости, на принцип “кому надо – тот поймёт”. Но, как отмечает С. К. Рощин, “пропагандист, в каком бы качестве он ни выступал, заинтересован не только в том, чтобы раскрыть разные точки зрения, но и в том, чтобы склонить аудиторию в пользу одной из них. Решение этого вопроса зависит от той принципиальной позиции, которую занимает он сам. Можно использовать манипулятивный подход, исходящий из того, что на сознание аудитории надо воздействовать любыми средствами, чтобы добиться желаемого результата. Можно пойти по принципиально иному пути, руководствуясь убеждением, что нужно не манипулировать сознанием людей, а предоставлять в их распоряжение факты и аргументы разных сторон и интерпретировать эти факты на основе определённых идеологических ценностей. Иными словами, в первом варианте всё строится на представлении о пассивности или ограниченных возможностях интеллекта человека, и этим обосновывается необходимость и целесообразность его обмана в той или иной степени или форме. Во втором случае человек рассматривается как личность со своими потребностями и интересами, которая обладает определённой интеллектуальной независимостью. Такого человека нужно убеждать, а не “воздействовать” на сознание” (15, 120). Красноярские журналисты, судя по примерам, скорее всего, рассчитывают на первый вариант, описанный С. К. Рощиным:

Прибывший в край А. Лебедь сразу отодвинул своим широким плечом в тень многих претендентов, смотревшихся и прежде несерьёзно… Александр Лебедь, разумеется, заинтересован в оставшееся время как можно больше встречаться с людьми и интригующе говорить. Валерий Зубов заинтересован как можно больше успеть сделать позитивного.

(Красноярский рабочий,6.03.98)

Или:

Голосование в два тура, чтобы избрать губернатора, показало, что время для интеллигентности во власти не пришло. И не потому, что жителям Красноярского края чужда деликатность в общении. Просто они не верят, что в сложившейся кризисной экономической ситуации в стране воспитанность что-то даёт во взаимоотношениях с грубой центральной властью. Поэтому избиратели края с большим преимуществом свои голоса отдали человеку, который обещал, в отличие от В. М. Зубова, не договариваться, а требовать, не стоять навытяжку перед Кремлём, а действовать.

(Красноярские профсоюзы, 22.05.98)

Любопытна в этих примерах причинно-следственная связь. В психоанализе она называется “рационализация”. Это означает “психологически удобное объяснение явлений без вскрытия их реальных причин и сущности” (15, 127). Мы часто используем в жизни “рационализацию” для того, чтобы не называть вещи своими именами, чтобы не только не раскрывать проблему полностью, а, наоборот, замаскировать то, что нам не хочется или страшновато признать. Это с успехом применяется журналистами в практике. Но даже если они и обозначают кое-какие причины, то делают они это не безынтересно:

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


Другие рефераты на тему «Журналистика, издательское дело и СМИ»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы