Болгарский вектор во внешней политике СССР и мероприятия Коминтерна на Балканах

Заработок на криптовалютах по сигналам. Больше 100% годовых!

Заработок на криптовалютах по сигналам

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно.

Обращайтесть в телеграм LegionCryptoSupport

А вскоре болгарский посланник в Москве Н. Антонов в донесении в МИД справедливо отмечал, что международная ситуация складывается так, что СССР заинтересован теперь в заключении соглашения с Болгарией. Оно необходимо ему прежде всего, чтобы помешать сотрудничеству Болгарии с Германией и Италией в зоне, имеющей жизненно важное значение для СССР. Поэтому посещение болгарской делегации не останется

без результатов, первым из которых будет заключение торгового договора, который Москва подпишет по чисто политическим, а совсем не по экономическим соображениям. Москва стремиться сделать Болгарию своим союзником, добиться гарантии, что Болгария ни в коем случае не окажется в стане врагов СССР. Антонов советовал «не поддерживая официально союзнический темп . поддерживать разговоры . И поскольку речь идет о чисто моральной гарантии, не могли ли бы мы заключить эвентуально пакт о вечной дружбе, какой мы уже имеем с Югославией и Турцией и который, полностью успокоив Советский Союз, ни к чему конкретному нас не обяжет?» [4].

Пакт о ненападении с Германией, а затем в еще большей мере советско-германский договор о дружбе и границе от 28 сентября 1939 г. лишили смысла борьбу СССР «против фашизма». Одновременно исчез антиревизионизм советской политики. СССР не только принял принцип ревизии, но и приступил совместно с Германией к его реализации. Особое значение Сталин придавал пересмотру системы управления Черноморскими проливами, чтобы преградить доступ туда иностранным судам. Болгария, представлявшая собой сухопутный мост к проливам, становилась одним из центральных звеньев советской системы безопасности.

Осенью 1939 г. советское правительство впервые выразило желание придать отношениям между двумя странами договорную базу. В сентябре царь Борис, обеспокоенный сообщениями о предстоящих действиях англо-французского блока на Балканах и против Болгарии, решил прозондировать вопрос о возможной помощи со стороны Советского Союза. 19 сентября Антонов встретился с Деканозовым, а на следующий день – с Молотовым. Нарком сообщил, что советское правительство может оказать воздействие на Турцию, но оно желает знать точно, чего именно хочет Болгария, хочет ли она помощи от СССР и в какой форме. Когда же Антонов ответил весьма неопределенно, Молотов предложил заключить договор о взаимной помощи. Антонов обещал запросить свое правительство.

Однако подобное развитие событий никак не входило в планы болгарских властей. Отказываясь заключить с Москвой пакт о взаимной помощи, София надеялась в то же время на успех проходивших в октябре 1939 г. советско-турецких переговоров, которые уменьшили бы угрозу балканской операции западных держав и ввязывания Болгарии в балканский конфликт. Но 17 октября турецкий министр иностранных дел Ш. Сараджоглу отбыл из Москвы с пустыми руками, а 19 октября Турция подписала пакт о взаимной помощи с Британией и Францией, на что царь Борис выразил мнение, что «теперь для русских Болгария «возрастет в цене». Он боялся, что «русские в их стремлении к Дарданеллам могут уготовить Болгарии такую же роль, как Эстонии относительно портов на Балтийском море».

В конце ноября 1939 г. в Москву был направлен начальник ВВС Болгарии полковник В. Бойдев для переговоров о заключении соглашения об установлении регулярного воздушного сообщения между Москвой и Софией и о закупке Болгарией советских самолетов. В Москве же заговорили не только об этом, но и о возможности создания в Болгарии советской воздушной базы и даже о праве прохода советских войск через болгарскую территорию в случае возможного конфликта с Турцией. На это царь Борис, опасавшийся повторения в Болгарии «прибалтийского варианта», пойти не мог.

Царь открыто поставил перед германским правительством вопрос: как оно оценивает положение Болгарии, чтобы он в соответствии с этим определил и свою политику. На это госсекретарь Германии Э. Вайцзеккер 15 декабря направил посланнику Германии в Софии Г. Рихтхофену ответ в котором дипломатическим языком было сформулировано негативное отношение к вопросу заключения болгаро-советского пакта.

В последние дни декабря 1939 г. начались переговоры о торговом Договоре и клиринговом соглашении между двумя странами. 5 января 1940 г. договор о торговле и мореплавании и соглашение о товарообороте и платежах между СССР и Болгарией были подписаны. Это стало успехом как для болгар, так и для СССР, чей международный престиж в этот период оказался подорванным войной с Финляндией. СССР получил возможность продемонстрировать мирную и конструктивную политику. Но главное, советское правительство надеялось с помощью этих договоров прочнее привязать к себе Болгарию. Что касается Болгарии, то для ее экономики, испытывавшей огромные трудности и имевшей в качестве торгового партнера практически одну Германию, торговый договор с СССР, к тому же на крайне выгодных для нее условиях, имел колоссальное значение.

Параллельно с экономическими связями в этот период развивались и контакты в области культуры, точнее, расширялось культурное влияние СССР в Болгарии. Усилилась советская пропаганда в Болгарии, в Софии и Варне были открыты магазины по продаже советской книги, в кинотеатрах с огромным успехом демонстрировались советские фильмы. Шире развернули свою работу общества болгаро-советской дружбы. Все это способствовало росту среди болгарской общественности симпатий к СССР. Исключительно благоприятные условия сложились и для усиления позиций и активизации деятельности БРП[5], которая стала широко использовать различные легальные формы проявления. Власти были вынуждены закрывать глаза на многие действия коммунистов, хотя и прекрасно понимали, что за ними стояла Москва.

Новый болгарский посланник в Москве Т. Христов[6] сообщил в апреле 1940 г. также новому министру иностранных дел И. Попову (с февраля 1940 г.), что и в СССР «интерес к Болгарии постоянен и настроение по отношению к нам остается благоприятным». Ставя вопрос, следует ли работать в направлении расширения и углубления отношений с СССР, Христов высказывал при этом и собственное мнение: «Полагаю, что в интересах нашей страны будет сохранять нынешнюю базу болгаро-советских отношений и избегать и впредь какого-либо договора, политически связывающего нас с Союзом Советских Социалистических Республик. Такое поведение диктуется нам как нестабильным положением в Европе, так и невыясненными еще тенденциями советской внешней политики».

Таким образом, в конце 1939 – начале 1940 г. Болгария придерживалась линии на сдержанное и дозированное улучшение отношений с СССР, но без перехода критической черты – заключения политических договорных обязательств в виде пакта о взаимной помощи.

В отношениях с Германией Болгария и после начала войны продолжала согласовывать свои важные внешнеполитические действия. В этот период (до весны 1940 г.) Германия еще не проявляла той чрезвычайной политической активности на Балканах, которую она развернула немного позже, и ее пока вполне устраивал прогерманский нейтралитет Болгарии и теснейшие экономические связи между двумя странами. К 1939 г. Германия заняла исключительное место в болгарской внешней торговле. Она не только закупала большую часть продуктов болгарского земледелия, но и очень глубоко проникла в экономику страны. 80 % болгарского эскпорта уходило в Германию[7].

Страница:  1  2  3  4  5  6  7 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2022 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы