Историография истории России в конце 60 – первой половине 80-х годов ХХ в.

Заработок на криптовалютах по сигналам. Больше 100% годовых!

Заработок на криптовалютах по сигналам

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно.

Обращайтесть в телеграм LegionCryptoSupport

Историографическая ситуация. Изменение историографической ситуации наметилось вскоре после Октябрьского (1964 г.) Пленума ЦК КПСС когда в политике более или менее четко обозначился поворот к сталинизму. На XXIII съезде партии прозвучал прямой окрик в адрес ученых-историков, всей интеллигенции: «Не ворошите культовскую тему, сталинизма у нас больше нет». По воспоминаниям А. Е. Бовина, после ух

ода Н. С. Хрущева «давление сталинистов многократно усилилось. Отношение Брежнева к этой проблеме, насколько я могу судить, было неоднозначным. Как политик, он понимал, что «полномасштабная», гласная, точнее громогласная реабилитация Сталина невозможна, что она окажет в целом отрицательное воздействие на обстановку в стране, на авторитет СССР за рубежом. Но как человек, сформировавшийся в сталинские годы и Сталиным выдвинутый на руководящие посты, он симпатизировал Сталину и внутренне не мог принять его развенчание. В этом он находил полную поддержку многих товарищей из Политбюро и Центрального Комитета, которые прошли сходный жизненный путь и примерно одинаково оценивали Сталина. Имя Сталина стало все чаще всплывать в мемуарной литературе, в разного рода книгах и статьях . Воспоминания эти имели, как правило, апологетический характер. Начался постепенней дрейф в сторону от решений XX и XXII съездов партии» (Бовин А. Е. Перестройка: правда о социализме и судьба социализма // Иного не дано. М., 1988. С. 536).

Поворот к сталинизму был замечен историками, некоторые из них активно выступили против попыток прервать десталинизацию в области исторической науки. В этом плане весьма показательно выступление А. Я. Авреха в Институте истории АН СССР в феврале 1966 г. «Со всех сторон, - говорил он, - начали весьма усиленно доказывать, что «период культа личности Сталина» - определение неправильное, предлагают слово «период» выкинуть, оставив три остальных слова. Я тоже считаю, что выражение «период культа личности» неудачно и ненаучно . Давайте вспомним историю создания этой формулы. Ведь вначале она состояла всего из двух слов: «культ личности». Но главное здесь в том, что эти два слова были специально изобретены, специально придуманы исходя из соображений «политической целесообразности». Ведь это нарочно туманный, неопределенный и, я бы сказал, бессодержательный термин. Придуман он был для того, чтобы избежать настоящего, точного определения, которое дать было совсем нетрудно, но так казалось лучше, целесообразнее. По тем же соображениям целесообразности имя Сталина в формуле отсутствовало. Был «культ личности», но неизвестно чьей. Затем логика вещей заставила прибавить слово «период», ибо всем стало ясно, что невозможно употреблять эту формулу вне времени и пространства. Теперь предлагают произвести обратное действие: вместо арифметического сложения - вычитание. Этот процесс собираются осуществить в обратном порядке: сначала убрать слово «период», затем, надо полагать, настанет очередь второго вычитаемого слова "Сталин" .» (Цит. по: Ганелин Р. Ш. Творческий путь А. Я. Авреха // История СССР. 1990. № 4. С. 105).

Постепенно стали возрождаться догматизм и начетничество. В 1967 г. ЦК КПСС принял Постановление «О мерах по дальнейшему развитию общественных наук и повышению их роли в коммунистическом строительстве», сыгравшее существенную роль в этом процессе.

Одним из первых шагов по зажиму исторической науки явилась оценка книги А.М. Некрича «22 июня 1941 года» как антисоветской и антипартийной. В 1967 г. ее автор был исключен из партии и вскоре покинул страну. В 1969 г. из Советского Союза выехал доктор исторических наук М. Я. Геллер. Он обосновался в Париже и стал преподавать в Сорбонне. Позднее М. Я. Геллер и А. М. Некрич в соавторстве выпустили обобщающую книгу «Утопия у власти. История Советского Союза с 1917 года до наших дней».

Существенной критике была подвергнута серия книг «Вторая мировая война в исследованиях, воспоминаниях, документах». Был рассыпан набор книги «Оборона Ленинграда», содержащей критический анализ неподготовленности СССР к войне. Была запрещена публикация мемуаров Б. Л. Ванникова «Воспоминания наркома» (увидели свет в 1988 г.), снят с издания коллективный труд «Вторая мировая война в цифрах и материалах» под редакцией маршала Советского Союза М. В. Захарова. В 1969 г. журнал «Коммунист» опубликовал статью «За ленинскую партийность в освещении истории КПСС», в которой целая группа историков (А. X. Бурганов, Б. М. Лейбзон В. А. Дунаевский, Ю. А. Красин) была подвергнута резкой критике. Им инкриминировались поиски «всевозможных, чаще всего сомнительных, фактов об ошибках и недостатках», «попытки пересмотра проверенных жизнью истин» (Голиков В., Мурашов С, Чхиквишвили И. и др. За ленинскую партийность в освещении истории КПСС // Коммунист. 1969. № 3. С. 72).

В 1969 г. группа научных сотрудников Института всеобщей истории АН СССР под руководством М. Я. Гефтера выпустила сборник «Историческая наука и некоторые проблемы современности», в котором был поставлен вопрос о «новом прочтении» марксистко-ленинской исторической концепции. М. Я. Гефтер пытался доказать, что теория марксизма чем дальше, тем больше лишается своей изначальной всеобщности. Противоречие между всеобщностью и историзмом, утверждал он, реализуется в двух направлениях: «С одной стороны, завоевание диалектикой новых областей, ее экспансия, достигающая в наше время максимальных, сравнительно с прошлым, масштабов. А с другой, тенденция марксизма к сужению, сосредоточению на специфически "своем", к "сжатию ядра"» (Цит. по: Шурбованский Г. П. Обсуждение некоторых проблем методологии истории // Вопросы истории. 1971. № 10. С. 159). Естественно, что подобная постановка вопроса была подвергнута уничтожающему разносу. В феврале 1971 г. состоялось заседание Бюро Отделения истории АН СССР, на котором были заслушаны докладу И. И. Минца и М. П. Кима. Напомнив ряд основных положений марксизма, они перешли к анализу сборника «Историческая наука и некоторые проблемы современности». Они отметили что книга содержит серьезные ошибки теоретического и конкретно-исторического характера. Останавливаясь прежде всего на проблеме освоения марксистско-ленинского наследия, докладчики подвергли критике заявление редакции сборника (в его предисловии) о необходимости «нового прочтения» исторической концепции марксизма-ленинизма. Значительное место докладчики отвели трактовке в книге проблемы соотношения социальных законов и исторических фактов. Они отметили, что в ряде статей сборника чувствуется стремление преувеличить роль отдельных, случайных фактов истории и недооценить наличие общих законов, определяющих исторический процесс. Так, в докладе М.П. Кима было приведено следующее высказывание М.Я. Гефтера: «То, что историческое событие, подчас третируемое с высоты «всеобщих законов», не раз меняло ход истории, определяя и судьбы народов, и реальную форму прогресса, кажется прописной истиной, когда речь идет о таких событиях, как Октябрьское восстание, победа которого зависела от сотен обстоятельств, еще сейчас не вполне выявленных до конца, или Московское сражение 1941 г., исход которого в роковые минуты зависел от возможности закрыть «дыру» в линии фронта небольшими группами советских людей. Ясно . что такие случайности значат столь много именно потому, что они сродни закономерности .». «Приведенная выдержка, - сказал М. П. Ким, - это нагромождение ошибок и теоретического, и фактического характера. Объяснение Октябрьского восстания 1917 г. и Московского сражения 1941 г., их победоносного исхода как закономерного, а не случайного, М. Я. Гефтер называет третированием этих событий. Почему? Потому что, по его мнению, эти события, сыгравшие столь важную роль в истории, - результат стечения случайных обстоятельств. Опровергать это утверждение М. Я. Гефтера - значит излагать хрестоматийную истину марксистско-ленинской исторической науки .» (Там же. С. 160).

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2022 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы