Движение ихэтуаней в Цинской империи

Заработок на криптовалютах по сигналам. Больше 100% годовых!

Заработок на криптовалютах по сигналам

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно.

Обращайтесть в телеграм LegionCryptoSupport

По всему Китаю стали открываться специальные тренировочные центры "алтари" ("тань"). Они были посвящены одному из местных духов защитников, перед небольшим храмом делался навес, под которым и проходили массовые тренировки бойцов. Старший наставник перед бойцами демонстрировал приемы под звуки гонгов, барабанов и флейт. Люди начинали двигаться в едином ритме, выкрикивая свяще

нные формулы-речитативы, восхваляющие мощь боевого искусства, призывающие духов покарать "заморских дьяволов", толпа входила в транс. В таком состоянии почти безоружные бойцы бросались под ружейный и артиллерийский огонь, не чувствуя страха и боли, и подчас одерживали "Пирровы победы".

На восстании ихэтуаней решил тонко сыграть ряд крупных китайских чиновников, в том числе и губернаторы некоторых провинций, которые были негативно настроены по отношению к иностранному засилью в Китае. У центральной власти не было никаких возможностей не только выдавить иностранцев с территории Китая, но хотя бы даже ограничить их присутствие в экономике и политической жизни Китая. Так не сделать ли это руками восставших? Хотя восставшие выдвигали первоначально два типа лозунгов - антиправительственные и антииностранные - последние звучали куда сильнее.

Однако многие чиновники и даже губернаторы саботировали вялые указы центрального правительства остановить восставших, более того некоторые губернаторы открыто поддержали их, придав отрядам ихэтуаней статус официального ополчения. Да и сам цинский двор испытывал удовлетворение от погромов иностранных поселений и разграбления их собственности - это была хотя бы частичная компенсация за унижения, которые терпел Китай в результате поражения в двух опиумных войнах и раздела территории между иностранными державами.

Итак, тонкая игра началась: цинский двор вяло осуждал восставших, но на деле оказывал им все более широкую поддержку. В отряды ихэтуаней пошли профессиональные армейские инструктора, у них внезапно оказалось оружие вместо традиционных длинных шестов, дешевых пик и боевых вил. Парадоксальным образом, восстание, которое в первой своей фазе имело лозунг "Долой Цин, восстановим Мин" (т.е. долой маньчжурскую династию, восстановим правление традиционной китайской династии) развернулось лицом к цинскому двору, а иностранцы стали основным объектом ненависти. Теперь, с осени 1899 г. лозунг стал иным: "Поддержим Цин, изгоним заморских дьяволов". Двор явно и неявно поддерживал погромы иностранных сеттльментов, особенно благоприятствовал поджогам католических церквей, которых в ту пору насчитывались сотни по всему Китаю.

В стране началась настоящая антихристианская истерия, причем гонениям и убийствам подвергались не только иностранцы, но и китайские христиане. Ихэтуани разрушали все, что в их представлении относилось к западным нововведениям: они разбирали железные дороги, срывали телеграфные и электрические столбы, заваливали шахты. В соответствии с принципами китайской геомантии фэншуй, все это якобы изменяло линии передвижения духов по земле, и, в конечном счете, вызывало несчастья, например разливы рек, засухи, падеж скота.

Цинскому двору казалось, что ихэтуани вот-вот сметут иностранцев, и уже с мая 1900 г. центральная власть вновь изменила отношение с нейтрального на очевидную, хотя и открыто не оглашаемую поддержку восставших бойцов. И вот вскоре императрице Цыси был представлен доклад (позже признанный подделкой), будто иностранные державы собираются потребовать ее низложения и вернуть власть императору, которого Цыси отстранила от дел. Разгневанная Цыси открыто призвала начать военные действия против иностранцев и призвала губернаторов всячески поддержать эти действия. Главная надежда возлагалась на ихэтуаней.

Никакого единого лидера или даже объединенного командования у ихэтуаней не возникло. Однако, практически полностью подчинив себе провинцию Шаньдун, разные отряды восставших к июню 1900 г. стали стягиваться к столице, городу Пекину. И вот, наконец, 13 июля 1900 г. группы ихэтуаней вошли в священную столицу империи. Цинский двор и непосредственно сама императрица Цыси были упоены успехами восставших, многие иностранцы бежали, целый ряд факторий был разгромлен. Через восемь дней императорский двор выпустил декларацию, объявлявшую войну всем иностранным государствам, решившим подписать с Китаем столь унизительные для империи договоры.

Сам же Пекин постепенно наполнялся грабежами и насилием. Часть своей ненависти ихэтуани переключили на зажиточное население столицы, отбирая имущество и сжигая дома тех, кто, как им казалось, "нарушал священный порядок движения духов по городу". Повязав голову красными, черными или желтыми повязками, ихэтуани смерчем проходились по улицам, убивая не только иностранцев и китайских христиан, но и тех, китайцев у которых обнаруживали "западные нововведения": часы, спички, лампы западного образца. Все телеграфные и электрические линии в Пекине и его окрестностях были обрезаны, железнодорожные пути разобраны, а сама станция неподалеку от центральных ворот Запретного города целиком сожжена.

Одновременно начались осады иностранных сеттльментов в других провинциях, прежде всего в Шаньси, Хэбэе и Хэнани, где внутри небольших поселений оказались запертыми сотни иностранцев, в том числе и русских. Не используя никаких военных приемов, ихэтуани просто обкладывали поселения плотным кольцом, разжигали костры и ночью проводили короткие, но в основном безуспешные атаки, сопровождаемые мистическими заклинаниями. В Шаньси губернатор провинции пообещал иностранцам защиту от обезумевших "боксеров", но как только иностранцы собрались в одном месте, он отдал приказ убить сорока четырех человек, в том числе женщин и детей.

Группы ихэтуаней были поставлены под командование нескольких принцев, но, как потом оказалось, подчиняться им не хотели, да и в силу слабой организации и не могли. Принц Гун, который формально являлся командующим над всей этой аморфной массой бойцов, не имел никакого влияния на них прежде всего из-за того, что не считался "посвященным" среди ихэтуаней. Таким образом, время для решительных действий было упущено.

17 июня объединенная армия западных государств десантов с моря стремительно захватывает один из крупнейших фортов на севре Китая Дагу, находящийся у города Тяньцзинь и неподалеку от Пекина. Лишь через пару дней новости от падении форта достигают Пекина и это вызвало очередные погромы. Германский министр был застрелен прямо на улице, когда направлялся на прием в императорский дворец, а ихэтуани осадили иностранный квартал в Пекине, где располагались иностранные миссии.

Осада длилась около двух месяцев, когда 451 солдат иностранных армий защищали 473 гражданских и более трех тысяч китайских христиан, которым также пришлось спасаться бегством за стенами дипломатических миссий. Запертыми оказались в основном британские, русские, немецкие и японские дипломаты вместе с членами их семей. Им пришлось сооружать баррикады из матрацев, корзин, мешков с песком, перевернутых тележек рикш, и даже эта слабая защита оказалась непреодолимой для восставших. Ихэтуаней было значительно больше, но они были плохо дисциплинированы, неорганизованны и вместо того, чтобы продумывать стратегию и тактику наступлений, в основном полагались на магические приемы. Например, они устраивали массовые ритуалы, заклиная, чтобы духи заклинили служебные части у пушек иностранцев и те не смогли бы стрелять, или намочили порох у ружей. Естественно, чаще всего духи не откликались на эти заклинания, и в день атаки масса ихэутаней гибла под огнем иностранцев. Если бы регулярная цинская армия также выступила против иностранцев, то баррикады были бы сметены в одночасье, но императрица Цыси не решалась вводить в действие регулярные части. Командующие так называемых "новых частей" армии, которая уже была подготовлена и экипирована по западному образцу, тем более не хотели вступать в конфликт с иностранцами, чувствуя себя в этой ситуации третейскими судьями, которым однажды придется разводить враждующие стороны.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2022 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы