Роль нефтяного фактора в современных ирако-турецких международных отношениях

Заработок на криптовалютах по сигналам. Больше 100% годовых!

Заработок на криптовалютах по сигналам

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно.

Обращайтесть в телеграм LegionCryptoSupport

Роль нефтяного фактора в современных международных отношениях чрезвычайно велика. Нефть в качестве главного энергетического ресурса стала объектом и источником международных конфликтов и превратилась в дополнительную геополитическую составляющую не только мировой экономики, но и политики. Наличие или отсутствие у государства собственных запасов «черного золота» в той или иной форме отражается

на его внешней политике. Нефтяной фактор – эффективный инструмент глобального влияния стран-экспортеров, в то время как страны, экономика которых, подобно экономике Турции, зависит от импорта нефти, неизбежно оказываются вынуждены корректировать свою внешнюю политику с учетом необходимости обеспечить энергетическую безопасность государства. По данным Управления внешней торговли Турецкой Республики, 90% используемой в стране нефти импортируется, то есть за счет собственной добычи Турция в состоянии удовлетворить лишь одну десятую потребности экономики в жидком топливе, что не может не находить выражения в ее внешнеполитических приоритетах. Существует ряд причин политического и экономического характера, обусловливающих особый интерес Турецкой Республики к событиям в соседнем Ираке и вокруг него, и одна из этих причин – мосульская нефть. Причем вопрос о Мосуле, актуализировавшийся в последние 15 лет в связи с известными военно-политическими событиями, имеет историческую подоплеку, усиливающую его значимость для Турецкой Республики. А на данном этапе роль нефтяного фактора в иракском направлении внешней политики Турции претерпела существенные изменения, заключающиеся в смещении центра тяжести с экономических аспектов проблемы на политические.

Нефть Мосула, входившего в состав Османской империи, обнаружили в 1901 г. немецкие геологи, занимавшиеся поисками жидкого топлива с разрешения османского правительства. Вскоре к конкуренции за участие в добыче нефти подключились Англия и Голландия. Воспользовавшись слабостью османского правительства, европейские страны смогли добиться от него концессии на разработку мосульской нефти. В октябре 1912 г. была создана Турецкая нефтяная компания, акционерами которой стали Англия (50%), Германия (25%) и Голландия (25%). При этом 5% акций из английской доли досталось высокопоставленному османскому чиновнику по фамилии Гульбекян, оказавшему содействие Англии в переговорах с султанским правительством1.

В последующие годы Англия продолжала настойчивые попытки полностью взять под свой контроль добычу мосульской нефти. В ноябре 1918 г. вслед за подписанием Мудросского перемирия, лишившего Османскую империю ее арабских владений, английские войска оккупировали Ирак и Мосул, невзирая на протесты Франции и Турции. Франция выражала недовольство нарушением тайного англо-французского соглашения Сайкс-Пико (1916 г.), согласно которому Мосульский вилайет входил в сферу влияния Франции. В итоге Франция согласилась уступить Англии Мосул в обмен на германскую долю акций Турецкой нефтяной компании. А с протестом разгромленной Османской империи, утверждавшей, что Мосульский вилайет никогда не считался частью Ирака и не является арабской территорией, подлежащей оккупации союзниками, англичане могли вовсе не считаться. Севрский мирный договор (1920 г.) подтвердил включение Мосула в состав Ирака и переход его под контроль Великобритании. Новое турецкое правительство, сформированное в 1920 г. под руководством лидера национально-освободительного движения Мустафы Кемаля, не признало Севрский договор и в результате успешных боевых действий против иностранных оккупантов сумело добиться его пересмотра на Лозанской мирной конференции в 1923 г. Однако Турции так и не удалось решить вопрос о нефтеносном Мосуле, хотя по «Национальному обету», принятому 28 февраля 1920 г., Эрбиль, Киркук, Мосул и Сулеймание считались турецкой территорией. Нефть Мосула послужила причиной, по которой эта территория была отторгнута от Турции после Первой мировой войны, и Турция долго пыталась этому сопротивляться. В 1926 г. правительству Турции все же пришлось подписать с Англией договор, определявший турецко-иракскую границу и подтверждавший вхождение Мосула в состав Ирака. В виде компенсации Турция должна была получать 10% доходов иракского правительства от мосульской нефти2. Лишившись Мосульского вилайета, Турция оказалась вынуждена импортировать нефть из Ирана и арабских стран.

После Второй мировой войны Турция встала на путь ускоренного развития национального хозяйства и создания энергоемкого производства. Форсированное развитие отраслей, использовавших нефть и нефтепродукты в качестве сырья или топлива (металлургии, химической и фармацевтической промышленности, электроэнергетики, транспорта), привело к резкому увеличению спроса на энергоносители. Дешевизна импортной нефти и предполагаемое наличие больших запасов собственных энергоресурсов способствовали развитию энергоемких отраслей. В 50-е годы Турция начала добычу собственной нефти в Восточной Анатолии, но найденные там месторождения оказались довольно скромными и не могли покрыть растущие потребности экономики. Так, к началу разразившегося в 1973 г. мирового нефтяного кризиса Турция могла добыть 3,5 млн. т. нефти в год (при разведанных запасах нефти в 104 млн. т.), а потребление составило 11,5 млн. т3.

Нефтяной кризис 1973 г. стал тяжелым ударом для экономики Турции, мировые цены на нефть, составлявшие еще год назад 2,5–3 долл. за баррель, в 1974 г. поднялись до 11–12 долл. Вынужденная искать возможности обеспечения бесперебойных поставок нефти, Турция начала переговоры с соседним Ираком о строительстве нефтепровода для транспортировки мосульской нефти (от месторождений в районе города Киркук до нефтяного терминала Джейхан в Турции и морского порта Юмурталык). Нефтепровод Киркук-Юмурталык, пропускной способностью в 35 млн. т. в год, начал функционировать в 1977 г. Протяженность нефтепровода составила 986 км (641 км по турецкой территории и 345 км по иракской). В 80-е годы после строительства нефтепровода Киркук-Юмурталык в экономике Турции произошел постепенный сдвиг от ориентации на импорт нефтепродуктов к преимущественному импорту сырой нефти с последующей переработкой ее внутри страны на построенных для этого нефтеперерабатывающих заводах, в большинстве принадлежащих государственной компании Тюпраш. В 1986 г. к основному нефтепроводу было пристроено ответвление Джейхан-Кырыккале для обеспечения сырьем одного из нефтеперерабатывающих заводов, находящегося там. Пропускная способность этого нефтепровода 5 млн. т. в год соответствовала мощности завода, а его протяженность составила 448 км. В 1987 г. была построена вторая нитка нефтепровода из Ирака, практически параллельная первой. Ее протяженность составила 890 км, из которых 656 км проходит по территории Турции, а 234 км по территории Ирака. Таким образом, пропускная способность нефтепровода увеличилась вдвое.

Во время кризиса в Персидском заливе в 1990–1991 гг. Турция оказала полную поддержку действиям США, присоединившись к санкциям ООН, отказалась от закупок иракской нефти и перекрыла нефтепровод Киркук-Юмурталык. С точки зрения турецкой экономики, это был беспрецедентный шаг, решение о котором правительство Озала приняло после долгих колебаний, руководствуясь политическими соображениями.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «Международные отношения и мировая экономика»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2023 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы